у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77

+7 (962) 907 90 98
 

ДМИТРИЙ ОРЛОВ: «КОНКУРЕНЦИЯ — ЕСТЕСТВЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЛЮБОГО РЫНКА»

ДМИТРИЙ ОРЛОВ: «КОНКУРЕНЦИЯ — ЕСТЕСТВЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЛЮБОГО РЫНКА» 31.07.2015

В последние месяц-полтора ряд инфоресурсов как на региональном, так и федеральном уровнях разразился критическими материалами по поводу рейтингов губернаторов.

Изучение таковых, во-первых, побудило задаться вопросом — понимают ли авторы и заказчики разницу между рейтингом влиятельности от «Агентства политических и экономических коммуникаций» (АПЭК) и, скажем, рейтингом эффективности губернаторов от «Фонда развития гражданского общества» (ФРГО), не говоря уже о рейтинге губернаторов от «Медиалогии».

Во-вторых, не является ли появление подобных материалов чем-то большим, нежели просто «стенания» некоторых глав регионов, по их мнению, незаслуженно оцененных составителями рейтингов? Имеем в виду попытку, скажем так, передела рынка рейтингов и его монополизации.

По мнению директора АПЭК — известного российского политолога и политтехнолога Дмитрия ОРЛОВА, всем давно пора усвоить: рейтинги, пользующиеся доверием основных игроков, в том числе рейтинги АПЭК, не продаются. Если принципиально не торговать позициями в рейтинге, можно получить прямую выгоду и намного большую.

Дмитрий Иванович, в середине нулевых Вы в некотором смысле «задали моду» на публичные политические доклады и рейтинги. Сейчас этим занимаются многие. Не ревнуете?

Нет. Конкуренция — естественное состояние любого рынка, в том числе рынка экспертных продуктов. Но надо найти свое место на нем — и удерживать его. Сегодня АПЭК ежемесячно производит шесть рейтингов: два «политических» — «100 ведущих политиков России», «Рейтинг влияния глав субъектов Федерации» и четыре отраслевых.

Каждый год совместно с Лабораторией региональных политических исследований Высшей школы экономики выпускаем «Рейтинг эффективности управления в субъектах РФ». Регулярно создаем «большую» политическую аналитику. Несколько лет работает Экспертный совет «Транснефти», который я возглавляю.

Мы интегрируем сообщество региональных политологов и политтехнологов — опираясь на возможности нашего партнера — федерального экспертного портала «Региональные комментарии». У нас несколько работающих экспертных пулов, в том числе отраслевых.

Новости этого сезона: создали Светлогорский экспертный клуб (это серьезная экспертная площадка Северо-Запада России), выпустили большой доклад о ситуации в Иркутской области, готовим доклад о региональных выборах 2015 года. Это вполне достойная и достаточная ниша. Например, только о нашем «губернаторском» рейтинге каждый месяц выходит до 120 публикаций. Мы заметны и востребованы.

Под действием каких факторов меняется влияние губернаторов?

Это сложная многофакторная модель. Есть события, которые системно меняют текущую конфигурацию влияния губернаторов. Например, региональные выборы: статус «врио» и поддержка президента гарантируют рост в рейтинге, иногда очень значительный. При этом некоторые действительно значимые главы субъектов Федерации вынужденно (и временно) отходят на второй план.

Есть фактор влияния на принятие решений в Администрации Президента России и Правительстве России. Есть фактор доверия граждан. Есть фактор принадлежности к той или иной группе российской элиты: усиливается вся группа — может усилиться и входящий в нее губернатор.

Есть фактор «дополнительного федерального влияния»: федеральный министр или другой серьезный политик национального масштаба, став губернатором, еще полгода-год сохраняет дополнительную поддержку федерального центра.

Есть фундаментальные факторы. Есть регионы крупные, есть — небольшие, малонаселенные, в политическом смысле периферийные.

Есть территории ресурсообеспеченные, с развитой экономикой, есть — лишенные ресурсов и с экономикой слабой. Есть регионы, обремененные долгами, и есть те, для которых долговое бремя несущественно.

Почему традиционно лидируют Москва, Чеченская Республика, Татарстан, Московская область? Ответ на этот вопрос очевиден.

Все эти факторы в той или иной мере должны учесть около 30 наших экспертов, участвующих в опросе. Среди них, кстати, 11 представителей АПЭК в российских регионах — это серьезные эксперты, и наша сеть постоянно растет.

Я сам регулярно заполняю таблицу исследования. И должен Вам сказать: это непростая задача. На основе баллов, которые поставили все эксперты, определяется средний балл, характеризующий влияние каждого из губернаторов.

А Вы не думали о том, чтобы изменить методику?

Думал, конечно. Кстати, ежегодный «Рейтинг эффективности управления в субъектах Федерации» — большой интегрированный продукт, который мы производим совместно с Лабораторией региональных политических исследований Высшей школы экономики — основан на опросе более чем 200 экспертов и расчете по специальной формуле, включающей множество факторов.

Но каждый месяц производить подобный продукт невозможно. Да и ненужно. Я вполне отдаю себе в этом отчет. К тому же традиционный для нас метод определения среднего балла оценок экспертов трудно поставить под сомнение.

И, тем не менее, к рейтингу влияния губернаторов периодически предъявляют претензии. Обижаетесь? Или это закономерно?

Не обижаюсь. И думаю, что это действительно закономерно. Кстати, претензии регулярно предъявляли рейтинговым продуктам и Константина КОСТИНА (ФРГО), и Михаила ВИНОГРАДОВА (фонд «Петербургская политика»), и даже Министерства регионального развития РФ, пока оно еще существовало.

Почему так происходит? Потому что все факторы в отношении всех регионов не учтешь, как ни старайся. Всегда что-то останется вне поля зрения эксперта. Потому что всегда есть объективные аутсайдеры — небольшие регионы, небогатые ресурсами и обремененные долгами. Потому что есть, наконец, амбициозные главы субъектов Федерации, для которых психологически приемлемы только лидирующие места.

Иногда происходят поистине уникальные истории. Например, ряд челябинских СМИ написали в прошлом году о том, что я предлагал губернатору Челябинской области Борису ДУБРОВСКОМУ за деньги «поднять» его в рейтинге, а когда он отказался — «опустил» его на несколько позиций.

Это была ложь. На самом деле негативная коррекция позиций ДУБРОВСКОГО в рейтинге имела ситуативный характер и была обусловлена внутриэлитным конфликтом в регионе: против губернатора публично выступил один из мэров.

Я потратил на судебные разбирательства с четырьмя челябинскими СМИ около полугода, но добился того, что все эти СМИ дали правдивую информацию. Правда же — как любая правда — была проста. Я вообще не был знаком с ДУБРОВСКИМ и не направлял к нему своих представителей ни по какому поводу. Репутация рейтинговых проектов АПЭК была подтверждена.

На последнем Петербургском экономическом форуме я познакомился с ДУБРОВСКИМ. Мы хорошо пообщались, а вице-губернатор Челябинской области Руслан ГАТТАРОВ, которого я давно знаю, извинился передо мной за эту историю.

По его словам, ответственность за нее несет бывший крупный областной чиновник. Не скажу об этом человеке ничего плохого — он в тюрьме. Не из-за моего рейтинга, конечно — ирония судьбы.

Случаются и намного более банальные истории: заказные информационные кампании против рейтинга в СМИ. Я всегда стараюсь реагировать — пусть и не всегда публично. Как говорится, не разберется Роскомнадзор — разберется прокуратура.

Думаю, всем давно пора усвоить: рейтинги, пользующиеся доверием основных игроков, в том числе рейтинги АПЭК, не продаются. Это, конечно, прежде всего репутационный выбор. Но не только: если принципиально не торговать позициями в рейтинге, можно получить прямую выгоду.

То есть?

То есть использовать рейтинг как инструмент эффективного продвижения на рынке, как интерфейс, с помощью которого можно обеспечивать регулярные контракты на консультирование и аналитическое сопровождение.

Вы давно работаете на рынке политического консультирования…

Двадцать лет. В октябре будет двадцать лет. У меня была хорошая школа: медиа, «Никколо М», Центр политических технологий, заместителем генерального директора которого я проработал больше трех лет. И уже больше одиннадцати лет моей компании — АПЭК.

Двадцать лет. Как рынок политического консультирования изменился за это время?

Очень существенно. Кардинально. Кампания по выборам в Московскую городскую Думу 1995 года (первая кампания, в которой я участвовал) для многих из нас была «пробой пера».

Потом был «романтический» период: многим казалось, что политтехнолог или политконсультант может все. И влияет на все. Много было наивного, но и весьма ценного было немало.

Его сменили годы, когда губернаторские выборы были отменены, а востребовано было прежде всего регулярное политическое консультирование. Я считаю, что и сегодня регулярные консультационные пакеты надежнее и выгоднее, чем ставка лишь на избирательные кампании.

Несмотря на пессимизм многих моих коллег (недавно я назвал их «плачущими великими политтехнологами»), считаю, что с 2012 года отрасль переживает ренессанс. Это обусловлено курсом власти на развитие политической конкуренции, который заявил и довольно последовательно проводит Вячеслав ВОЛОДИН. Множество консультантов, высокая конкуренция, новые и самые неожиданные технологии, активная работа в социальных сетях — все это качественно изменило рынок.

Даже ваши недоброжелатели признают, что Вы — один из реальных операторов рынка политического консультирования. Что нужно для того, чтобы продолжать эффективно работать на нем?

Многие мои коллеги уверены: в том, что у них нет заказов, виновата власть. С недавних пор сетования на это обстоятельство весьма популярны и даже приобретают коллективный характер.

Такое, конечно, не исключено. Но вероятнее всего — власти проще работать со «встроенными» в систему политконсультантами. Проще — потому что эффективнее («большая электоральная машина»), а не потому, что они коррумпировали систему. К тому же конкуренция растет.

Так что можно пойти по пути стенаний в социальных сетях, а можно — по пути анализа ниш на рынке (в том числе смежных), на которых можно и нужно работать. Такие ниши есть всегда.
Надо работать над репутацией в глазах клиента, а главное — над эффективностью услуг, которые оказывает консультант, и их адекватностью запросу клиента.

Надо осваивать новые технологии, повышать квалификацию, проводить разумную ценовую политику. Известны случаи, когда некоторые мои коллеги, став «модными», устанавливали неконкурентные цены. В одной из подобных ситуаций они превышали среднерыночные в семь раз. Это недальновидно. Я в такие игры не играю. Хочешь долго работать на рынке — соблюдай элементарные правила.

Не стоит увлекаться и играми в отраслевые сообщества. Во-первых, такие игры отнимают много времени, а иногда (если увлечься по-настоящему) складывается ситуация, в которой все время может быть занято ими. Если это нужно самому консультанту — это тоже выбор, к которому нужно быть готовым.

Во-вторых, активно участвуя в этих играх, вы неизбежно начнете навязывать клиенту свое понимание рынка и структуры услуг на нем. Начнете «учить» его. А это может привести к репутационным издержкам: серьезным клиентам нужны не «учителя жизни», уверенно рассуждающие о собственной крутизне, а консультанты, которые могут успешно решать определенные технологические задачи.

Надо просто работать. Постоянно. Много лет. Накапливать опыт, компетенции и связи. Совет банален, но, поверьте, он может привести к успеху. Я могу говорить об этом вполне ответственно.

Ссылка


Возврат к списку