у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77

+7 (962) 907 90 98
 

Политическая ситуация в Калининградской области: итоги выборов губернатора и новый электоральный цикл

Политическая ситуация в Калининградской области: итоги выборов губернатора и новый электоральный цикл 23.09.2015

Прошедшие 13 сентября выборы губернатора Калининградской области, безусловно, стали основным событием политического года в регионе.

От их исхода во многом зависели баланс политических сил в регионе, степень легитимности региональных властей, а также стартовые позиции основных политических игроков перед следующим электоральным циклом, который завершится в 2016 году выборами в законодательные органы трех уровней: Государственную Думу Российской Федерации, Областную думу Калининградской области и Городской совет депутатов Калининграда.

На предыдущем заседании Светлогорского экспертного клуба, состоявшемся 25 мая 2015 года, эксперты оценили социально-политическую ситуацию в Калининградской области как стабильную, а региональные политические элиты охарактеризовали как высоко консолидированные; при этом отмечалось, что сохранение политической и социально-экономической стабильности в регионе во многом будет зависеть от способности региональной администрации не только адекватно реагировать на вызовы макроэкономического, внешне- и внутриполитического характера, социальные запросы, но и предлагать стратегические решения, направленные на развитие региона.

  1. Итоги выборов для власти: легитимация Николая Цуканова

Основным результатом выборов главы региона стала победа временно исполняющего обязанности губернатора Калининградской области Николая Цуканова (выдвинутого «Единой Россией», уверенно достигнутая им в первом туре. При этом прошедшая кампания включала в себя несколько дополнительных содержательных линий, каждая из которых повлияла на развитие политической ситуации в регионе.

Николай Цуканов стал первым в истории области губернатором, который будет руководить регионом более одного срока.Ни один из четырех предыдущих руководителей областной администрации не смог этого добиться, проиграв выборы, как Юрий Маточкин (1991-1996) и Леонид Горбенко (1996-2000), либо будучи досрочно смещен решением Президента РФ, как Владимир Егоров (2000-2005) или Георгий Боос (2005-2010). Интересно также, что по абсолютным показателям Николай Цуканов стал самым популярным губернатором из избранных. Так, во время выборов главы администрации Калининградской области в 1996 году явка в первом туре составила 44%, во втором – 43%, и Леонид Горбенко получил во втором туре 154.158 голосов. В 2000 году явка на выборах главы региона в первом туре составила 47%, во втором – 45%, а Владимир Егоров получил во втором туре 194.086 голосов. В ходе прошедших выборов при явке 39,59% Николай Цуканов получил 218.652 голосов.

Таким образом, достигнутая победа имеет для действующего губернатора, помимо политического аспекта, важноесимволическое и психологическое значение: учитывая значительное количество перманентно возникавших слухов о досрочной отставке Николая Цуканова и сложившийся миф о «калининградском проклятии», губернатор убедительно доказал свою политическую выживаемость.

Показательными стали явка избирателей на участки и ее соотношение с итоговым результатом победителя. По обоим параметрам прошедшие выборы можно однозначно охарактеризовать как успешные.

Согласно данным Калининградского областного избиркома, из общего числа включенных в списки для голосования 786.650 избирателей на выборы пришли 311.441 человек; таким образом, явка составила 39,59% от общего числа избирателей. Наиболее высокие показатели явки зафиксированы в Мамоновском городском округе (81,55%), Неманском районе (70,27%) и Гусевском городском округе (64,91%), главой которого с 2005 по 2010 годы был Николай Цуканов. Наименее активно проявили себя жители Калининграда (29,4%), Багратионовского (34,52%) и Черняховского (34,9%) районов.

Полученные почти 40% явки позволили региону соблюсти баланс между двумя полярными, но одинаково нежелательными альтернативами: гражданской пассивностью, о которой можно было бы говорить, если бы явка оказалась ниже 30%, и административной гипермобилизацией, в которой можно было бы заподозрить область, если бы она показала нехарактерные для северо-запада 60-70%. В этой ситуации достаточный для легитимации избранной власти результат лежал в диапазоне 40-50%. Итоговая явка на уровне 40% оказалась одной из самых высоких в Северо-Западном Федеральном округе, а итоговый результат голосования позволяет говорить о том, что население обеспечило избранной власти легитимность.

Уровень поддержки Николая Цуканова составил 70,41% голосов (в прогнозах, подготовленных и обнародованных АПЭК, мы прогнозировали результат Цуканова 70-80%). По итогам голосования ни в одном из районов области Цуканов не получил менее 50%. Наиболее высокую поддержку ему оказали Гусевский (91,14%) и Нестеровский (86,38%) муниципальные районы и Мамоновский городской округ (86,26%). Несколько муниципалитетов показали близкие результаты. Наименьшим уровень поддержки оказался в трех районах Калининграда (от 52,14 до 57,29%). Учитывая, что по данным социологических опросов явка в Калининградской области прогнозировалась на уровне 45-50%, а в Калининграде – 40-45%, на электоральной активности населения очевидно сказался эффект уверенности избирателей в исходе выборов.

Тем не менее на фоне отсутствия серьезной конкурентной интриги в ходе предвыборной кампании и явка, и итоговый уровень поддержки оказались достаточными для того, чтобы говорить о легитимности избранного главы региона.Областному избиркому удалось организовать и провести выборы без серьезных нарушений, а предвыборному штабу Николая Цуканова – избежать соблазна форсировать мобилизацию населения на голосование и обеспечить спокойную и уверенную победу. Отметим «мягкий» характер применяемых штабом губернатора предвыборных технологий, что также соответствует общероссийским тенденциям: власти не заинтересованы в «зачистке» политического поля и содействуют формированию реальной конкуренции.

  1. Итоги выборов для оппозиции: сохранение позиций или консервация внутри ниш?

Для оппозиции прошедшие выборы также во многом стали определяющими. Во-первых, голосование показало, что реальные электоральные перспективы в регионе имеют только представители системной оппозиции: значимой поддержки удалось добиться только кандидатам от КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России», в то время как кандидат от «Партии пенсионеров – за справедливость» Владимир Вуколов предсказуемо не получил значимой поддержки населения (набрал всего 2,31%; в соответствии с прогнозом АПЭК – 1-3%), а еще три кандидата от непарламентских партий не сумели преодолеть муниципальный фильтр (впрочем, согласно данным опросов, уровень их узнаваемости и поддержки населением был также крайне невысок). Правое либеральное движение, несмотря на активность ряда своих региональных лидеров, не смогло оформиться в представительную политическую организацию, в результате чего процесс его постепенной политической маргинализации закономерно завершился снижением общественной популярности и исключением из электорального процесса. Радикалистские идеологии - как правого, так и левого толка - в регионе также не имеют значимой поддержки. В сложившейся ситуации на общественную поддержку могут уверенно рассчитывать только умеренные представители как правого (ЛДПР), так и левого политического крыла (КПРФ и с известной долей условности «Справедливая Россия»).

Вторым важным выводом, который можно сделать по итогам кампании, стала тенденция к консервации региональной системной оппозиции внутри своих электоральных ниш. У двух из трех оппозиционных парламентских партий – ЛДПР и КПРФ – давно сложился специфический электорат. «Справедливая Россия» не так четко позиционирует себя на политической шкале и тяготеет к умеренной левой риторике с социальным компонентом. Вместе с тем одним из характерных трендов нынешнего времени является обострение конкуренций между партиями в рамках одной ниши.

Третий важный аспект – оппозиционные партии не реализовали полностью свой электоральный потенциал в регионе. КПРФ, не имевшая на областном уровне конкурентов ни на левом фланге (заявившие о себе в ряде других регионов «Коммунисты России» не представлены в регионе), ни в патриотическом поле (партия «Родина» представлена в регионе скорее формально, чем действительно участвует в политической жизни, а «Патриоты России» не выдвинули своего кандидата), не смогла мобилизовать свой электорат хотя бы на уровне выборов в Госдуму 2011 года (тогда партия набрала в регионе 25,54%). Занявший второе место кандидат от КПРФ Игорь Ревин набрал 10,22% голосов (этот результат также совпал с нашим прогнозом – от 7 до 12%). Только в Калининграде Игорь Ревин уверенно переиграл других оппозиционных кандидатов (получив от 15,28 до 18,65%), в то время как в 12 из 23 территориальных избирательных комиссиях он пропустил вперед себя кандидата от ЛДПР Александра Старовойтова, а в 4 – еще и кандидата от «Справедливой России» Павла Федорова, заняв там четвертое место.

Сам Ревин отказался признать результаты выборов, мотивируя это «низкой явкой», однако очевидно, что это скорее формальный протест, чем реальная претензия. Вряд ли местные коммунисты могут ссылаться на внешние ограничения – скорее поддержка партии пострадала по причине внутренних противоречий. Раскол в региональном отделении партии не только дезориентировал избирателей, но и значительно снизил организационную эффективность избирательного штаба КПРФ. Так или иначе, для того, чтобы успешно выступить на выборах в 2016 году, местному отделению Компартии потребуется либо найти себе нового лидера, либо консолидироваться под началом нынешнего руководителя. В противном случае партия может потерять существенную часть своего электората, причем уступить его не только другим оппозиционным партиям, но и «Единой России», которая активно использует патриотическую и социальную риторику, традиционно привлекательную для электората партии.

Результат Александра Старовойтова, выдвинутого ЛДПР, также оказался существенно ниже, чем результат партии в 2011 году (тогда партия набрала 14,1% голосов) – активизировав в последние дни перед голосованием свою агитационную работу, кандидат смог мобилизовать дополнительную часть протестного электората, что дало ему возможность набрать 7,85% (это чуть больше, чем мы прогнозировали – 4-7%) и обойти Павла Федорова. Несмотря на это, поддержка кандидата партии оказалась вдвое ниже, чем результат самой партии четыре года назад, что вызвало справедливое недовольство лидера партии Владимира Жириновского. Он прокомментировал этот результат в негативном ключе, назвав Старовойтова «заведомо провальной фигурой» и пообещав, что его попытки сохранить место в Государственной Думе РФ, заручившись поддержкой Калининградской или Архангельской областей, окажутся тщетными.

В результате партия оказалась в сложном положении: отстранив своего регионального председателя Александра Ветошкина от участия в кампании в качестве кандидата в губернаторы, партия потратила кампанию на продвижение фигуры, не имеющей электоральных перспектив в следующем цикле. Фактически ЛДПР придется начинать все сначала - и либо заручиться поддержкой другой федеральной фигуры, либо потратить дополнительные усилия на повышение авторитета и узнаваемости своего регионального отделения. Впрочем, проблема лидера – это только одна из проблем. Не менее важным для партии будет сформулировать ключевые положения своей региональной программы, причем не только негативной, но и позитивной, с чем у региональных отделений часто возникают сложности.

Наконец, несколько сдала свои позиции в регионе и «Справедливая Россия», кандидат которой, Павел Федоров, набрал 6,87% голосов избирателей (мы прогнозировали 5-10%), хотя на выборах в Госдуму РФ в 2011 году партия получила 13,26%. Отметим, что наиболее успешный результат Павлу Федорову удалось показать в областном центре, где жители отдали ему от 10,94 до 12,49% голосов (это третье место). Впрочем, в Калининграде Павел Федоров известен значительно лучше, чем областному избирателю, что и предопределило его поражение в борьбе за третье место с Александром Старовойтовым. Возможно, на продвижение кандидата в регионе избирательному штабу банально не хватило времени: партия поздно определилась со своим выдвиженцем (в числе возможных альтернатив рассматривались, в частности, Олег Шеин). Другой причиной относительно слабого результата стала нечеткая предвыборная программа кандидата: попытка сыграть на острых социальных темах (безработица и угроза сокращений) оказалась не слишком удачной, а никакой позитивной программы, кроме налаживания коммуникаций с обществом, партия не предложила. Тем не менее некоторый задел на следующий электоральный цикл «Справедливой России» удалось создать.

Можно заключить, что все оппозиционные силы существенно потеряли в уровне поддержки населения в регионе, не сумев повторить результаты 2011 года, несмотря на сложные социально-экономические условия. Отчасти это объясняется отсутствием ярких и авторитетных лидеров (кадровая проблема вообще характерна для региональных отделений системной оппозиции в настоящее время), отчасти – отсутствием хорошо проработанной позитивной программы, понятной и близкой населению, отчасти – дезорганизацией региональных отделений. В этих условияхшанс войти в региональное политическое поле получают менее известные нишевые конкуренты – например, «Родина» (уже заявившая о своих амбициях в Калининградской области) или «Коммунисты России». Попытаются взять реванш и либеральные правые партии. В любом случае конкуренция между оппозиционными партиями в регионе значительно обострится.

  1. Перспективная повестка: политические и социально-экономические вызовы для Калининградского региона

Предстоящий 2016 год обещает быть сложным. Макроэкономическая ситуация продолжает оставаться трудной; Правительством РФ разрабатываются несколько экономических сценариев, в том числе с учетом того, что стоимость нефти составит $30–35 за баррель. Официальный прогноз Минэкономразвития РФ на 2016 год предполагает падение инвестиций и практически полное отсутствие роста реальных зарплат при росте ВВП 0,8%. В любом случае региону наверняка придется нелегко, учитывая его зависимость от внешней политики, тарифного регулирования, транспортных соглашений и импортной продукции и сырья. Несмотря на значительные усилия, предпринятые правительством региона для достижения продовольственной и энергетической безопасности, эксклавное положение области не может не оказывать влияние на экономику региона.

В значительной степени решение этих вопросов связывали с возможным выдвижением в качестве члена Федерального Собрания РФ от Калининградской области экс-президента ОАО «РЖД» Владимира Якунина, однако по ряду соображений (возможно, аппаратного характера) он от этой должности в последний момент отказался. Тем не менее в регионе уже реализуются или прорабатываются ряд важных проектов, служащих развитию транспортной инфраструктуры и организации эффективного транспортного сообщения – как пассажирского, так и грузового. Это касается и развития аэропорта «Храброво», и ускорения железнодорожного сообщения между Калининградом и Москвой, и укрепления паромного сообщения между Балтийском и Усть-Лугой и развитием Калининградского морского торгового порта. Все эти проекты не снимаются с подвестки дня. Более того, их реализация теперь приобретает еще большую значимость для региона, учитывая и приближающийся чемпионат мира по футболу, и сложную макроэкономическую и внешнеполитическую обстановку, зависимость от действий российского правительства и других государств.

В этой ситуации особое внимание также необходимо уделить развитию сельского хозяйства региона, причем речь идет не только о поддержке производителей, но и о строительстве мощностей по хранению и переработке продукции. Для этого потребуются дополнительные инвестиции, однако привлечение инвесторов в регион станет сложной задачей. Для ее решения, в частности,потребуется создание прозрачных и надежных институциональных рамок для ведения бизнеса.

Одним из ключевых вызовов для области остается «проблема-2016», связанная как раз с компенсацией транспортных, налоговых и таможенных издержек для предприятий региона. Для решения этого вопроса еще в конце 2014 года была создана специальная правительственная комиссия, которую возглавил председатель правительства РФ Дмитрий Медведев, а одним из членов стал губернатор Калининградской области Николай Цуканов. Очевидно, в настоящее время комиссия близка к окончательному решению этого вопроса: 17 сентября Правительство РФ подготовило Постановление №988 «Об изменениях в порядке предоставления межбюджетных трансфертов на поддержку юридических лиц и резидентов особой экономической зоны в Калининградской области»,1целью которого является сохранение после 1 апреля 2016 года условий деятельности для резидентов Особой экономической зоны в Калининградской области и зарегистрированных в регионе юридических лиц. Согласно данному постановлению, предприятия, претендующие на предоставление им межбюджетных трансфертов, должны будут заключать инвестиционные соглашения с Правительством Калининградской области, а также соглашения о взаимных обязательствах. Возможно, в том или ином виде будет реализована и обсуждавшаяся идея о территории опережающего развития в регионе. Так или иначе, работа комиссии дает результаты уже сейчас, что не только обеспечивает определенность институциональной среды, но и способствует формированию позитивных настроений в бизнес-среде и среди потенциальных внешних инвесторов.

Социально-политическая ситуация в регионе остается умеренно благоприятной. Несмотря на экономические трудности, предприятиям региона удается избежать масштабных сокращений, хотя угроза безработицы является одним из основных факторов, формирующих социальную напряженность в Калининградской области. Другими важными негативными факторами, вызывающими наибольшее недовольство и беспокойство жителей, являются риски обеспечения базовых потребностей населения: высокие цены на товары и услуги, высокие тарифы ЖКХ, низкое качество медицинского обслуживания, а для жителей областного центра – еще и автомобильные пробки, связанные с перегруженностью городских транспортных сетей.

Несмотря на это, уровень социальной напряженности и протестной активности в регионе невысок. В отличие от весны 2014 года, население уже ощутило на себе последствия экономического давления и падения собственного уровня жизни, однако на поддержке курса власти это практически не сказалось: население понимает внешние причины ухудшения своего благосостояния и готово обеспечить мобилизацию собственных сил и лояльность власти на условиях своеобразного «общественного договора», согласно которому власть должна продолжать защищать интересы общества на международной арене, но не забывать и о своей социальной ответственности.

В этих условиях ждать серьезных массовых протестных выступлений в области не стоит до тех пор, пока федеральное и областное правительство не только демонстрируют готовность решать проблемы населения и обеспечивать ему поддержку, но и предпринимает реальные шаги, попутно поддерживая коммуникацию с представителями бизнес-среды и гражданского общества региона. Наличие «обратной связи» является ключевым условием легитимности властных и общественных институтов, которая может, в свою очередь, сыграть основную роль в том случае, если экономическая и социальная ситуация значительно ухудшится.

Позитивной остается обстановка и внутри региональных политических элит. Будучи консолидированными вокруг фигуры Николая Цуканова, они обеспечили ему поддержку на выборах и теперь могут рассчитывать и на реализацию своих интересов. Наверняка можно ожидать дальнейшего укрепления сотрудничества между областным правительством и администрацией Калининграда, а вот в ряде муниципалитетов областной администрации еще предстоит укрепить вертикальное взаимодействие и повысить авторитет действующей власти – причем речь идет не только об органах исполнительной власти, но и о партии «Единая Россия». Наверняка после выборов последуют и кадровые перестановки в правительстве региона, призванные улучшить ситуацию в «проблемных» сферах жизни региона.

Основное внимание региональной администрации целесообразно уделить, на наш взгляд, формированию и реализации программы развития области – с четко определенной концепцией, приоритетами и инструментами их достижения. Политика ситуационного реагирования на наиболее острые вызовы имеет существенные недостатки, сопряжена со значительными издержками, требует постоянного напряжения системы и оказывается слишком затратной с точки зрения ресурсов. Реализация крупных инфраструктурных проектов, определение инвестиционных приоритетов и поддержка инвестиционных проектов позволят областной администрации заложить фундамент для устойчивого развития региона в долгосрочной перспективе.

Следующий политический год во многом определит, примет ли складывающаяся тенденция устойчивого доминирования партии власти и замыкания оппозиции в своих нишах характер долгосрочного тренда или будет переломлена на фоне осложнения социально-экономической ситуации. Кредит доверия со стороны населения как областным органам власти, так и федеральным все еще достаточно высок, однако он требует постоянного подкрепления в виде реальных эффективных мер по предупреждению или решению острых социальных и экономических проблем. Сложная экономическая ситуация наверняка создаст дополнительные проблемы властям, которым придется работать в этой обстановке, и это даст дополнительные возможности оппозиции, которая попытается сыграть на критике действий властей. До сих пор существенных выгод это оппозиции в регионе не принесло: дефицит сильных лидеров и конструктивных предложений привел к тому, что население в значительной степени потеряло к оппозиционным партиям интерес. При этом поддержка, которую общество оказывает действующей власти, накладывает и колоссальную ответственность за итоговые результаты. От того, сумеет ли власть оправдать ожидания населения, во многом будут зависеть и итоги избирательной кампании 2016 года.

1 http://government.ru/docs/19713/

Ссылка


Возврат к списку