у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77

+7 (962) 907 90 98
 

"Путин – президент пустых обещаний"

"Путин – президент пустых обещаний" 29.06.2016

Итоги съездов четырех "партий власти" обсуждают Владимир Милов, Дмитрий Орлов, Сергей Цыпляев

В период с 25 по 28 июня прошли съезды КПРФ, "Единой России", ЛДПР и "Справедливой России". Конгресс "Единой России" посетил президент РФ Владимир Путин, потребовавший от участников выборов в Госдуму не спекулировать на якобы временных трудностях власти.

Итоги съездов четырех фракций путинской "партии власти" в программе "Лицом к событию" обсудят: оппозиционный политик ВладимирМилов, политолог, член Высшего совета партии "Единая Россия" Дмитрий Орлов, глава фонда "Республика", бывший полпред президента в Санкт-Петербурге Сергей Цыпляев.

Михаил Соколов: Сегодня мы поговорим о партийной предвыборной жизни. 25-28 июня прошли предвыборные партийные съезды КПРФ, "Единой России", ЛДПР, "Справедливой России". Конгресс "Единой России" даже посетил президент Российской Федерации Владимир Путин, который потребовал от участников выборов в Госдуму не спекулировать на якобы временных трудностях. Итоги съездов этих четырех, на мой взгляд, фракций путинской "партии власти" обсудят наши гости: оппозиционный политик Владимир Милов, политолог, член высшего совета партии "Единая Россия" Дмитрий Орлов и глава фонда "Республика," бывший полпред президента в Санкт-Петербурге Сергей Цыпляев. Давайте начнем с Владимира Путина и со съезда "Единой России". Дмитрий Орлов там поработал активно, я думаю, что и готовил этот съезд. Дмитрий, вы пишете такие внушительные тексты о съезде, я понимаю, у вас работа такая, вы можете нам фундаментально доказать, что это было важное политическое событие, а не спектакль, на котором просто оглашают волю монарха о составе Государственной Думы следующего созыва?

Дмитрий Орлов: Какая воля монарха? Было предварительное голосование, процедура была реально конкурентная. Та часть кандидатов в депутаты Государственной Думы, которая не прошла предварительное голосование, она может быть описана списком буквально из нескольких фамилий, куда входят Вячеслав Володин, Наталья Поклонская, несколько губернаторов, еще несколько деятелей.

Михаил Соколов: То есть это такой спецрезерв?

Дмитрий Орлов: Все остальные были выдвинуты на предварительном голосовании и в большинстве регионов они занимают места в списках в соответствии с местами полученными. Это впервые так, впервые имеет общенациональный характер, впервые имеет обязательный характер, я имею в виду предварительное голосование.

Михаил Соколов: Вы хотите нам доказать, что это такая демократическая партия, которая соблюла процедуру, и действительно господин Пушков не попал в список не потому, что он где-то как-то на парламентском паркете подскользнулся, а потому что он поехал в регион и его там прокатили.

Дмитрий Орлов: Я думаю, что Пушков получил неблагоприятный результат на праймериз — это главная, а может быть единственная причина того, что он не выдвигается в Думу. Что касается механизмов выдвижения от других партий, то совершенно очевидно, что...

Михаил Соколов: Вы других не ругайте, давайте мы сначала вами займемся.

Дмитрий Орлов: Не ругаю.

Михаил Соколов: Доказательства где? Хорошо, праймериз, поиграли в праймериз. Где программа, где идеи?

Дмитрий Орлов: Список впервые сформирован таким образом. Мы можем спорить с вами, еще поспорим, думаю, о том, как он сформирован. Он сформирован с помощью довольно последовательной демократической процедуры. Программа детальная, комплексная, впервые такая инструментальная, впервые с конкретными, стратегия действий фактически там содержится, фактически план законопроектных работ. Она по инструментальности сравнима с основными направлениями социально-экономического развития, которые принимались съездами КПСС. В данном случае я говорю комплиментарно.

Михаил Соколов: Я-то и чувствую, где собака порылась.

Дмитрий Орлов: Я в данном случае комплиментарно характеризую эти документы. Действительно такой инструментальной программы еще у "Единой России" не было.

Михаил Соколов: Со времен КПСС?

Дмитрий Орлов: Это были более манифестные, более идеологически мотивированные документы. Сейчас этот документ инструментальный. Поддержка президента, безусловно.

Михаил Соколов: А что он инструментирует все-таки? Например, я читаю: "Единая Россия" будет добиваться от правительства восстановления индексаций пенсий", - заявил лидер партии "Единая Россия", председатель правительства Дмитрий Медведев, который не проводит индексации пенсий. Это он раздвоился как-то, в двух лицах?

Дмитрий Орлов: Логика политического требования не равна логике административного управления, административного решения. Партия политически требует.

Михаил Соколов: Он как партия требует от самого себя?

Дмитрий Орлов: Он требует от правительства. Президент поддержал партию, заявил, что он ее основатель.

Михаил Соколов: Отец. А Березовский не отец? Мать?

Дмитрий Орлов: Он сказал, что основывал партию, и это так и есть. Я думаю, что после установления новой имиджевой связи президента и "Единой России" ее рейтинг пойдет вверх.

Михаил Соколов: А сейчас идет вниз?

Дмитрий Орлов: Да, до настоящего времени тренд не слишком благоприятен. Но при этом доминирование "Единой России" в политическом процессе, то, что она на сегодняшнем этапе, с учетом кандидатов-одномандатников, получает очень уверенное большинство, не конституционное, но очень уверенное, я думаю, не подлежит никакому сомнению.

Михаил Соколов: Это новое достижение политической науки — очень уверенное большинство.

Дмитрий Орлов: По оценкам нашего агентства, мы делали большой доклад, примерно 285 мандатов "Единая Россия" может получить, исходя из нисходящего тренда, который отмечался до этого времени. Мой прогноз, что сейчас нисходящий тренд сменится на восходящий.

Михаил Соколов: Отлично, вот и повод для спора. Владимир Милов, пожалуйста, что вы думаете о восходящих, нисходящих трендах "Единой России"?

Владимир Милов: Я не очень понимаю, с чего ему сменяться на восходящий. Мы даже если посмотрим на все рейтинги его не видим.

Михаил Соколов: Они Путиным ударили.

Владимир Милов: Что Путин? У "Единой России" возглавляет список всенародный клоун, который не может за три месяца, выйдя к пенсионерам, я извиняюсь, в так дорогом их сердцу Крыму, не просто в каком-то регионе, а в Крыму, выходит к пенсионерам, и пенсионеры этого клоуна, который возглавил сейчас список "Единой России", спрашивают. Они что, его спрашивают про полеты на Марс, про какие-то стволовые клетки? Нет, они ему задают самый главный предвыборный вопрос — про пенсии. И этому чучелу нечего ответить, он не подготовлен.

Михаил Соколов: Держитесь, говорит.

Дмитрий Орлов: Это была неудачно вырванная из контекста фраза.

Владимир Милов: Эта фраза стала главной фразой избирательной кампании: денег нет, но вы держитесь. Это будет теперь везде.

Дмитрий Орлов: Это все живет две недели, потом умирает.

Владимир Милов: Я понимаю, что вам неприятна правду слушать про себя и вашу партию, но вы наберитесь терпения пару минуток. Потом вы вернетесь к себе в телевизор, куда меня не пускают, можете спокойненько, уверенно там себя чувствовать. Но здесь вам придется послушать реальную правду жизни.

Правда жизни состоит в том, что это первый кризис на моей памяти, мне скоро полтинник уже, у правительства нет просто антикризисной программы, что с этим делать, она отсутствует. Ситуация становится хуже, сейчас пришла статистика по маю, все абсолютно пишут, что ситуация идет на ухудшение, никакого дна мы не прошли, наоборот она становится хуже. Ответа на это нет, по пенсиям ответа нет. За 15 лет людям монополия этой партии, далекой от народа бюрократии просто надоела, осточертела. У них сейчас хуже ситуация с рейтингами, чем была перед выборами 2011 года. Какой может быть восходящий тренд? Давайте вернемся на землю и будем говорить о том, что в России происходит, а не в вашей какой-то стране чудес.

Сергей Цыпляев: Два момента. Первый, я бы сказал, давайте не будем так уж сильно комментировать высказывания Дмитрия Анатольевича, он начинающий политик, он никак еще не может пройти первые стадии.

Михаил Соколов: Как, он был президентом или зиц-президентом.

Сергей Цыпляев: И вторая вещь: эта фраза означает, что у него есть сокровенные знания, он, видимо, считает, что он не будет в правительстве и будет добиваться от будущего правительства, где его не будет, дополнительной индексации пенсий. Что касается в целом картины, я бы не был столь благодушен по поводу того, как обстоят дела с выборами. То, что показывают те опросы, которые в Петербурге, граждане перешли в режим выживания. Сейчас кризис, который прошел валютный, финансовый, уходит в экономический кризис, предприятия пытаются пристроиться под новую систему цен, под падающий спрос. Реально скоро это должно выходить в социальный кризис, потому что идет вал банкротств, идет сокращение занятости. И это серьезная общая проблема. Подход приблизительно такой, что надоели вы нам все, товарищи политики, и вообще выборы нам неинтересны. Выберут этих, выберут тех, чуть больше этих станет. Реально пока граждане уходят в глухой отказ.

Михаил Соколов: Не пойдут на выборы, вы думаете?

Сергей Цыпляев: Не хотят идти на выборы. А смысл? - говорят. Вот мы ходим.

Михаил Соколов: Так они и хотят, чтобы не пошли на выборы.

Сергей Цыпляев: Так приблизительно и будут развиваться события. Потому что они говорят: мы не верим в процедуры. Мы ходим, избираем, а ничего не меняется. И еще одна проблема, которая граждан ударяет очень сильно: практически у всех партий, независимо от политической ориентации, одни и те же лидеры по 20 лет. Все разговоры про обновление ведем, а ни у кого это не получается, потому что никак не могут перестроиться внутри себя. Что вы можете предложить гражданам? Опять те же фигуры, опять те же песни, а у них внутри серьезные реальные проблемы. Действительно никто сейчас не готов откровенно и прямо разговаривать и предлагать выходы. Поэтому выборы, к сожалению, не решат главной задачи, которую решают выборы, а именно — получения кредита доверия от граждан органам власти. Мы доверяем вам управлять страной, и мы понимаем, что вы это будете делать хорошо. Сейчас главный вопрос — это глубочайшее недоверие и нежелание в этом участвовать.

Дмитрий Орлов: Социология этого не показывает. Доверие институтам высоко.

Михаил Соколов: Институт — это Путин?

Дмитрий Орлов: Институту президентства, институту председателя правительства и даже правительству. Электоральный рейтинг "Единой России" достаточно высокий.

Михаил Соколов: 35%?

Дмитрий Орлов: Нет. Более 40, около 50%, сейчас колеблется. Я хотел сказать о Медведеве. Мне кажется, что, во-первых, конечно, он хорошо известный и очень опытный политик, а никакой не начинающий.

Михаил Соколов: Персонаж анекдотов безусловный!

Дмитрий Орлов: Анекдоты рассказывают о ком угодно. Тема ответственности, ее не каждая политическая сила, не каждый политик может взять и может за нее выступать. Медведев имел на самом деле выбор, он мог пойти по пути популизма, по пути агрессии, с которой ЛДПР сейчас, допустим, выступает, мог даже сделать националистический выбор, но сделан совсем другой выбор, сделан выбор в пользу ответственной политики, реальных возможностей, реальных решений.

Когда мы говорим о том, какого избирателей хочет видеть "Единая Россия": ответственных, тех, кто понимает, что реально происходит со страной, тех, кто способен к рациональному анализу.

Михаил Соколов: То есть вы как раз сделали все, чтобы люди не пришли на выборы. Недоверие к институту выборов, перенос выборов на сентябрь, невозможность вести нормальную кампанию летом, все сделано для того, чтобы пришел лишь бюджетный управляемый избиратель.

Дмитрий Орлов: Никто не ставит задачу так называемого "сушения явки". Предлагаются технологами партии различные сценарии, различные технологии. Но в любом случае универсального сушения не будет. Где-то будет делаться ставка на привлечение электоральных групп, где-то будет ставка делаться на общий рост явки. Так что вот эти технологии, которые применяли многие в 2011 году, они, безусловно, уходят в прошлое.

Михаил Соколов: Я хочу уточнить: а ради чего все это? Вы получили упрек со стороны Владимира Милова, что у вашей партии нет нормальной программы именно в кризис, выхода из кризиса. Действительно ничего такого незаметно.

Дмитрий Орлов: Меня это даже удивило, что сказал Владимир Милов. Был комплекс антикризисных мер, был конкретный перечень законопроектов.

Михаил Соколов: Это "закон Яровой" о закручивании гаек?

Дмитрий Орлов: Прекратите.

Михаил Соколов: Что значит прекратите?

Дмитрий Орлов: Была группа под руководством Шувалова, как и в 2008-9 годах, она существует до сих пор. Антикризисная программа, антикризисный план правительства был принят, он осуществляется. Программа пятилетняя, которая сейчас принята, она имеет перспективный характер, ее логика — это уже логика развития и роста, выхода из кризиса, развитие и рост. Мне кажется, что перспективы вполне четко обозначены.

Владимир Милов: Это все слова Дмитрия показывают, насколько партия "Единая Россия" кардинально от реальности. Потому что если у нее есть антикризисный план, мне очень любопытно, я бы хотел услышать, в чем он. Пока что все, что мы слышим — это то, что нам надо подождать пару лет, причем это два года назад началось.

Михаил Соколов: Пока Кудрин не сделает новую программу?

Владимир Милов: "Надо подождать пару лет, отменят санкции, цена на нефть подрастет".

Дмитрий Орлов: Что самое интересное, нефть действительно растет, а санкции близки к отмене.

Михаил Соколов: Сказки рассказывать легко.

Владимир Милов: Вам полезно послушать правду, поэтому слушайте. Все эти пятилетние планы писались, когда финансовые возможности были совершенно другие. Правда — это горькая штука, но полезная, поэтому слушайте меня внимательно.

Все какие-то меры, которые сейчас правительство принимается рассматривать — это куда-то дать деньги. Но у них не хватает на все, у них огромный дефицит, который превышает даже заложенный в законе о федеральном бюджете, резервный фонд тратится быстрее. Где эта антикризисная программа, в чем она состоит, конкретно в каких мерах заключается эта антикризисная программа? Я могу вам долго рассказывать про антикризисные идеи оппозиции, про них много мы везде говорим, пишем. Про антикризисную программу "Единой России" кроме "подождите, денег нет, всего вам хорошего", я ничего не слышал.

Дмитрий Орлов: Реальный сектор не получил поддержку в последние два года?

Владимир Милов: Какой реальный сектор, в какой форме поддержка?

Дмитрий Орлов: Банки не получили поддержку разве? Вы хотите сказать, что они эти деньги в карман положили?

Владимир Милов: Они положили эти деньги на компенсацию убытков от финансирования абсолютно убыточных, никому не нужных проектов в предыдущие годы за счет моих денег, за счет денег налогоплательщиков, которые я тяжелым трудом зарабатываю, плачу этому государству налоги, эти мои честно заработанные налоги идут на то, чтобы спасти этих воров в банковской системе, которые триллионы списывают на убытки, закапывая в землю на абсолютно ненужные проекты. Да, в этом плане банки получили поддержку. Поддержка олигархической системе оказывается огромная, Дерипаску спасли от банкротства.

Дмитрий Орлов: Рабочие места!

Владимир Милов: Какие в банках рабочие места?

Дмитрий Орлов: Банки поддержали рабочие места в реальном секторе.

Владимир Милов: Дмитрий, о чем вы говорите, какие рабочие места? Когда у вас идет сокращение реальных доходов населения и сокращение розничных продаж, по-прежнему по 5-7% в месяц год к году, какие рабочие места? Вы просто настолько оторваны от жизни в реальной России.

Дмитрий Орлов: Если бы банки не сделали это, у нас бы сейчас безработица была 10-11%.

Михаил Соколов: Она и есть столько, просто она скрытая.

Владимир Милов: Все ходят предприниматели и говорят, что мы по таким процентам, по каким банки дают кредиты, мы не можем работать, только в торговле наркотиками такая маржа. Наш бизнес не может на эти проценты работать.

Дмитрий Орлов: Кстати, "Единая Россия" дает на это ответ — она предлагает комплекс мер по снижению инфляции.

Владимир Милов: Ваша партия 15 лет у власти, сколько можно предлагать? Вы отвечать будете за то, что вы наворотили в стране?

Михаил Соколов: Может быть на выборах ответят.

Сергей Цыпляев: Мы знаем, что на самом деле рейтинги губернаторов поплыли, мы это обсуждали на Гайдаровском форуме, докладывал ВЦИОМ. Действительно рейтинг вообще Федерального собрания как института довольно низкий.

Что касается рейтинга президента, он действительно у нас всегда высок, потому что это рейтинг последней надежды. Люди просто, когда падает рейтинг президента — это уже все, это уже конец, это самодержавная идеология. Что касается рейтинга партии, мой опыт полномочного представителя: приблизительно 30% - это всегда люди, которые голосуют и поддерживают любую власть. Это естественный уровень

.Поэтому сейчас 35% - это означает чуть-чуть "над уровнем моря". Вот это серьезный момент, который говорит, что немножечко выше, чем относительно этого уровня. Что касается поддержки бюджета, такой спор, как будто социалисты и социал-демократы, они спорят только о бюджете.

Самая главная проблема в экономике. Смотрите, какая штука — деньги не оборачиваются. Капиталисты, предприниматели держат на счетах приблизительно 16-18 триллионов рублей, они лежат там без движения, они не оборачиваются.

Михаил Соколов: Некуда инвестировать?

Сергей Цыпляев: Они просто не верят, что сегодня это надо делать. Когда говорят: вы вкладывайте, давайте, развивайте промышленность, через 10 лет деньги вернете. Они спрашивают: а что здесь будет через 10 лет? Мы понимаем экономические механизмы, политические механизмы? Это серьезнейшая проблема, что предпринимательский класс сегодня не доверяет власти в целом. Как это доверие вернуть — это ключевая задача. На это пока ответа нет.

Вот провели прекрасный форум в Петербурге, Петербургский экономический форум, вгрохали один миллиард восемьсот миллионов. Абсолютно либеральное обсуждение, президент выступил с абсолютно примирительным хорошим докладом: все флаги в гости к нам, инвестируйте. Казалось бы, на утро должно быть обсуждение, как это делать, как это все реализовать. Собирается Дума, партия и начинает вырабатывать программу, как либерализовать рынок, как улучшить инвестиционный рынок. В ответ мы получаем, что хотели начать новую жизнь с понедельника, не пить, заниматься зарядкой, в понедельник опять с утра напились — выходим с обсуждением антитеррористического пакета.

Дмитрий Орлов: Не надо путать антитеррористический пакет с огромной программой, которую предлагает власть и партия.

Михаил Соколов: Вы создаете фашистскую атмосферу в стране просто-напросто, детей сажать. Любой нормальный человек не будет в неосталинскую Россию бизнес заводить.

Сергей Цыпляев: Это вопрос сигнала. Политика — это вопрос сигнала. Я вспоминаю другой сюжет, когда выступает президент — это итоговая пресс-конференция, где он тоже рассказывает о том: смотрите, какое безобразие творится — силовики бизнес разрушают. Параллельно в это же время происходит обыск в группе ОНЭКСИМ у Прохорова.

Либо это означает, что там вообще нет никакого согласования и партия не контролирует ситуацию, каждый делает все, что хочет, органы выходят из-под контроля партии, потому что они прямым образом подрывают все то, что произносит президент с трибуны, на что он ориентируется. И вот это на самом деле большая проблема, которая сегодня стоит.

Дмитрий Орлов: Я думаю, президент не лицемерит, он реально заинтересован в инвестициях, он постоянно об этом говорит.

Михаил Соколов: Зачем тогда отвратительную политическую атмосферу создават?.

Сергей Цыпляев: Документ о лишении гражданства, что вообще представляет собой прямое нарушение конституции.

Дмитрий Орлов: Этот документ адресован не инвесторам, вы это прекрасно понимаете.

Михаил Соколов: Населению России, конечно.

Сергей Цыпляев: Они самые пугливые, инвесторы. Когда такая вещь звучит, они говорят: все, спасибо.

Михаил Соколов: Дмитрий, давайте вы ответите на вопрос о политической атмосфере, которая создается перед выборами, от небольших историй про закрытие дебатов "Открытой библиотеки" в Петербурге до этого чудовищного антитеррористического пакета с ответственностью за недоносительство, с 14 лет ответственность, еще обложили интеллектуальные компании дополнительными поборами и так далее, все вместе. Но самый ужас действительно убрали в последний момент, после большой кампании в обществе.

Дмитрий Орлов: Все зависит от точки зрения. Вы видите это, а я вижу конкурентную политику реальную, те же съезды партий, которые предлагают различные варианты решения проблем выхода из кризиса. Я вижу серьезную программу инвестиций, в том числе проектные офисы. Если речь идет о приходе в страну политически немотивированного капитала, который должен работать, который ориентирован на получение прибыли, для него открыты все двери сегодня.

Михаил Соколов: Вам же сказал американский профессор на этом замечательном питерском форуме, что среда в России не способствует никаким инвестициям.

Дмитрий Орлов: Для этого существует целая программа улучшения этой среды.

Михаил Соколов: Вы уничтожаете нормальную политическую среду.

Я, кстати, обратил бы внимание на то выступление, которое было у Владимира Путина на съезде "Единой России". Там есть несколько цитат с указаниями всем разным партиям, как себя вести. Они тоже наводят на некоторые размышления.

Ссылка


Возврат к списку