у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77

+7 (962) 907 90 98
 

Со Сталиным на знаменах, Путиным в головах

Со Сталиным на знаменах, Путиным в головах 29.06.2016

Как партии будут использовать тему экономического кризиса во время выборной кампании в Госдуму

Кризисную повестку во время выборной кампании в Госдуму будут использовать все партии, но с вариациями. Коммунисты делают ставку на Сталина, которого они преподносят как борца с неэффективными элитами и коррупцией. ЛДПР рассчитывает получить дивиденды от кризисной повестки, критикуя неэффективное правительство. На критике кабинета Медведева будет строиться и предвыборная риторика «Справедливой России». «Яблоко» предлагает свою альтернативную экономическую программу и видит причины кризиса в том, что 16 лет в стране не меняется ни политика, ни люди, которые ее проводят. Главный лозунг партии власти, несмотря на кризис, не меняется с 2003 года: «Единая Россия – партия реальных дел».

В конце июня – начале июля партии проведут съезды, на которых окончательно расставят фигуры перед боем: утвердят списки и состав одномандатников, определят предвыборную тактику. При Владимире Путине парламентские выборы в России еще ни разу не проходили в условиях столь долгого экономического кризиса. Впрочем, пока россиян они не очень интересуют. Согласно июньскому опросу ВЦИОМ, 54% граждан вообще не знают, что в сентябре будут избирать новую Госдуму. Повысить информированность избирателей оппозиции будет крайне непросто, так как кампания с этого года проводится в период летнего затишья и явка будет, вероятно, ниже. Собственно, с этой целью власти и перенесли выборы с традиционного декабря на сентябрь. Но партийцы надеются использовать при агитации текущую кризисную повестку. Главным образом для критики «Единой России», которую ведет на выборы председатель правительства Дмитрий Медведев.

Сталин на них есть

Коммунисты решили использовать для агитации Сталина, который является их ответом кризису. По мнению замдиректора Центра политических технологий Алексея Макаркина, «КПРФ будет ориентироваться на традиционные патерналистские слои, в том числе на тех избирателей, которые будут отходить от ЕР» в силу кризиса и ослабления посткрымского патриотического подъема. Партия снова будет играть на ностальгии по советскому прошлому. «Причем через фигуру Сталина они будут эту ностальгию максимально усиливать, ужесточать, – считает политолог. – Если раньше в основном у них был образ брежневского периода, хотя они прямо к фигуре Брежнева и не обращались, то теперь это многозначный образ Сталина». И главным образом «антикоррупционный». То есть, по их логике, Сталин был не только «великим генералиссимусом», но и борцом с неэффективными элитами и коррупцией.

На выборах коммунисты будут подчеркивать, что борются и с нынешними элитами, которые «ведут себя неправильно, самодовольны, хотят переложить ответственность за последствия кризиса на граждан», говорит эксперт. При этом, как и у остальных представителей «системной оппозиции», критика не распространяется лично на президента. В крайнем случае она подается в виде «предложений» поменять курс правительства или избавиться от того или иного «либерального министра».

Антикризисная альтернатива КПРФ по сути несколько модифицированная советская: национализация, жесткое госрегулирование и т. п. «Для России кризис начался не в 2008 году. Она пребывает в нем с начала 90‑х годов, и вызван он разрушением советской системы. То, что кризис не удается преодолеть, вызвано неэффективностью нынешней либеральной экономической политики, – заявил «Профилю» зампред ЦК КПРФ Дмитрий Новиков. – Мы предлагаем свой перечень мер: национализацию ключевых отраслей экономики, в том числе нефтянки, изменение налоговой системы, дифференциацию системы налоговых сборов».

ЛДПР, которая в последнем соцопросе ВЦИОМ даже немного потеснила КПРФ, тоже рассчитывает получить дивиденды от кризисной повестки. «Сейчас ЛДПР явно на коне. Они оказались вовремя со своей популистской повесткой и стали востребованны», – сказал «Профилю» политолог, член Высшего совета партии «Единая Россия» Дмитрий Орлов. По его мнению, КПРФ пока явно отстает со своей «инертной повесткой» и «традиционным списком». «Но все-таки по итогам кампании КПРФ будет главным традиционным выгодоприобретателем от кризисной повестки», – считает он. По его словам, коммунистам помогут «большое стабильное электоральное ядро и высокие возможности электоральной мобилизации» протестно настроенных избирателей.

Охотники за славой

«В кризисное время, когда у людей падение доходов, депрессии, потери жизненных ориентиров, растет интерес к популизму», – говорит Орлов. И в этом ЛДПР равных нет. Их жесткая риторика «неожиданно вступает в резонанс с настроениями людей», напоминает политолог об успехе партии на думских выборах в конце смутного 1993 года.

«Протестные настроения в стране растут, и это напрямую связано с экономической ситуацией, – заявил «Профилю» зампред Госдумы от ЛДПР Игорь Лебедев. – Несмотря на положительные решения, например, по присоединению Крыма, это вызвало подъем рейтинга исключительно президента. А с партией власти связаны экономические вопросы: вопросы зарплаты, пенсий, в целом жизни в нашей стране. Какие мы получаем ответы от партии власти? «Денег нет, но вы держитесь». По словам депутата, «Единая Россия» не смогла «обеспечить стабильную внутриэкономическую ситуацию».

Алексей Макаркин отмечает, что у ЛДПР в основном две группы избирателей. Первая – это «люди, которые, что называется, хотят плюнуть в лицо элите». И вряд ли в кризис это желание станет меньше. «В их представлении только Жириновский говорит «правду-матку», – поясняет эксперт. Вторая – «в основном молодежь, которая знает Жириновского как такого интересного, эпатажного чувака». При этом сейчас у ЛДПР может появиться и третья группа. «Это городской продвинутый избиратель, который голосовал в свое время за Михаила Прохорова, но, конечно, за Прохорова не как либерала, а как успешного продвинутого бизнесмена, которого они видели в качестве альтернативы», – считает эксперт. Своей партии сейчас у них нет, и они ищут, кто же успешный. «Жириновский – прекрасный артист. Как раз оседлал сейчас тему антисталинизма и антиленинизма», – напоминает Макаркин. Лидер ЛДПР часто «мелькает в телевизоре», ведя вечные споры с коммунистами. «В результате он становится для этих людей примером успешности – 25 лет в политике, регулярно в Думе, все время на виду, телезвезда. Так что в этом неуспешного-то?» – объясняет эксперт.

Равнение налево

Эсеры также используют критику кабмина в предвыборной агитации. «Наше либеральное правительство жило за счет доходов от углеводородов и не ожидало, что они изменятся. Наша партия предлагала развитие высокотехнологичных отраслей, поддержку малого и среднего бизнеса и замещение доходов от сырьевого рынка, – сказал «Профилю» первый зампред СР Александр Бурков. – Мы предлагали изменить налоговую нагрузку, снизить ее для бизнеса и повысить для сырьевых компаний».

Впрочем, пока, согласно соцопросам, партия балансирует на грани 5‑процентного барьера. «СР допустила фальстарт со своей кампанией по отставке Дмитрия Медведева в феврале, – считает Орлов. – Вот сейчас, по логике эсеров, она была бы уместна. А сейчас население, наверное, даже и не вспомнит об инициативе. А второй раз с ней уже не выйдешь».

По мнению Макаркина, «эсеры будут делать то же самое, что и коммунисты, – они подчеркнуто левеют». Другое дело, что в этом процессе они не будут заходить так радикально, как КПРФ. СР может рассчитывать на привлечение все того же периферийного избирателя ЕР, который не готов голосовать за коммунистов. Политолог считает, что, несмотря на падение, СР вполне может подрасти. «У этой партии очень интересный избиратель, который приходит на избирательные участки, не определившись», – напоминает Макаркин. Он уже на участке «смотрит на партии и выбирает самую комфортную и безобидную, с его точки зрения», считая, что коммунисты слишком архаичны, Жириновский эпатажен, ЕР бюрократична, а про остальных он мало что знает.

Четыре плюс три

«Некоторую выгоду от кризисной повестки может получить и «Яблоко», которое предлагает альтернативу. Я думаю, что они останутся в российской политике и получат более 3% голосов. А это выигрыш в нынешней ситуации, когда в этом сегменте 3%+ столь огромная конкуренция, – прогнозирует Орлов. – Они активно действуют, у них неплохой список. И они предлагают в том числе и социальную повестку, а не только либеральную. На мой взгляд, они нащупали ответ на кризис для интеллигенции, для образованных слоев, недовольных системой».

«У людей очень серьезный запрос на изменения. Президент не меняется 16 лет, Дума не меняется, оттуда неслась белиберда уже 16 лет. Вообще ничего не меняется. Ну только «Крымнаш», – сказал «Профилю» зампред «Яблока» Николай Рыбаков. – И теперь вместо обсуждений проблем России одна часть говорит, что Америка хочет нанести по нам удар, а вторая – о том, как все плохо на Украине. А людям, которые сидят в деревнях без газа и света, им-то какая разница, что на Украине все плохо?»

Макаркин считает, что у партии есть шанс попасть в Думу, хотя и очень «слабенький». «Я бы дал этот шанс, исходя из того, что, во‑первых, все-таки есть такой запрос. Во‑вторых, из-за того, что «Яблоко» в кои-то веки впервые выступает в качестве консолидатора демократического движения». ПАРНАС же единой платформой стать не смог из-за многочисленных внутренних скандалов. «Яблоко» же, по его словам, наоборот, «притянуло к себе и Владимира Рыжкова, и Дмитрия Гудкова, и ряд других известных фигур».

Но, чтобы провести список в Думу, «Яблоку» нужно пройти по грани, считает политолог. «С одной стороны, не поругаться с властью, чтобы их не разгромили по телевизору. С другой – показывать, что они критики, оппозиционеры, реальная альтернатива, да и еще при этом делать это креативно».

Рыбаков рассказал «Профилю», что партия «расценивает эту избирательную кампанию как начало президентской», потому что «в нынешней системе Госдума не решает вообще ничего».

Но вы держитесь!

Единороссы рассчитывают сохранить контроль над Думой, несмотря на кризис. В качестве щита от стрел оппонентов партия использует вариации на старую проверенную тему, которая активно эксплуатировалась еще на выборах 2003 года: «ЕР – партия реальных дел». То есть оппозиция занимается популизмом (или «спекулирует на кризисной повестке»), а мы – делом, да еще и несем ответственность. «ЕР будет сейчас мальчиком для битья, и ее задача – показать, что под влиянием различных претензий и обвинений она работает, отвечает за ситуацию, контролирует ее и знает, что нужно делать», – пояснил стратегию ЕР член ее Высшего совета Дмитрий Орлов.

«Логично показывать, что кризис имеет временный характер, а приоритеты, которые заявлены президентом в мае 2012 года в майских указах (это квинтэссенция программ ЕР), носят долговременный характер, и в случае долгосрочного осуществления этой политики они будут исполнены», – говорит он. При этом избиратель должен понимать, что если эта «повестка рухнет, если наступит нестабильность, то для тех же малообеспеченных слоев ситуация только ухудшится».

В общем, народу надо еще немного потерпеть до светлого будущего. «Популистским» вопросом о том, почему снова потерпеть должен именно он, а не, например, чиновники, приближенные к президенту бизнесмены и олигархи, народ, видимо, задаваться не должен. Пока он особо и не задается. В том числе и потому, что в целом поддерживает российскую посткрымскую внешнюю политику (как и все основные партии, за исключением «Яблока» и ПАРНАСа) и отказывается видеть связь между ней и теми экономическими проблемами, которые испытывает. «Избиратель доволен, «как мы Обаме вмазали», как мы «встаем с колен» и какая мы великая держава», – говорит Макаркин. А тут нас решили обидеть, так что «мы должны как-то продержаться», тем более «нам обещали, что в конце концов будет лучше».

«У Медведева это получилось немножко смешно («Денег нет…»). Но в общем и целом общество действительно исходит из того, что надо как-то продержаться, что мы уже как-то привыкли (к кризису)», – отмечает замдиректора Центра политических технологий. К тому же, когда по телевизору постоянно говорят, что мы должны быть едины, у граждан действительно создается представление о том, что так радикально атаковать власть сейчас может только смутьян». А «майдана» россияне боятся.

Бумажный протест

Согласно данным майского опроса «Левада-Центра», уровень одобрения деятельности Владимира Путина по-прежнему высок – 80% (в июне 2015‑го – 89%). Деятельность правительства одобряют 49% (в июне прошлого года – 66%), авторитет Госдумы упал с 54% до 42%. Но главное, в том, что страна движется в правильном направлении, уверены только 49%, а 33% считают, что идет в тупик. В июне 2015‑го было 64% и 22% соответственно. Динамика для власти плохая. Но пока основное для нее – не порождать новой негативной внутриполитической повестки, которая привела к тем же «белоленточным протестам». Поэтому сейчас во главе ЦИК поставили Эллу Памфилову, пообещав посчитать честно. Что касается выступлений отдельных групп, будь то дальнобойщики или врачи, то они пока имеют локальный масштаб.

Так что говорить о возможности массовых политических протестов не приходится. Согласно апрельскому опросу «Левада-Центра», доля респондентов, считающих такие акции вероятными, составила 15%, при этом готовы принять в них участие только 8%. В возможность акций с экономическими требованиями верят 19%, но лично участвовать в них готовы 11% россиян.

По мнению Макаркина, сейчас протестные настроения будут выражаться в протестном голосовании по партийным спискам. При этом у ЕР есть свой стабильный ядерный электорат (40% плюс-минус), который голосует за нее как за партию Путина, кто бы ни находился во главе списка. Остальные голоса партия доберет в одномандатных округах, как это было в 2003 году. Собственно, ради этого Кремль и вернул смешанную систему выборов. Введя при этом большое количество «фильтров» – начиная от ограничений для наблюдателей и журналистов на участках, заканчивая ужесточением требований к финансированию кандидатов и введением «лепестковой» модели при нарезке избирательных округов (чтобы «смешать» более протестный городской электорат с более лояльным сельским). Так что выборы должны пройти честно, «без шума и пыли». Особенно в одномандатных округах.

Сами мы местные

К тому же, по словам Макаркина, если по партийным спискам критически настроенные избиратели могут выразить свое негативное отношение, поддержав оппозицию, тем самым «наказав власть», то «по одномандатным выберем самого ресурсного, который нам мост построит, медицинский центр закончит, деревья посадит и т. д.».

Дмитрий Орлов вообще считает, что в одномандатных округах «победа ЕР будет сокрушительной, несмотря на кризис». «Повестка в округах – это повестка конкретных действий. Что предпринять в отношении уровня жизни людей, качества дорог, инфраструктуры в целом, качества жизни», – говорит он. В этой связи «больше шансы, безусловно, у ЕР, потому что она может лучше эти проблемы диагностировать, предложить лучшие решения», считает член Высшего совета партии. То есть «у них есть опыт, ответственность, ресурсы, для того чтобы это сделать». А их оппоненты, по этой логике, «только болтают».

«Оппозиции там трудно предложить реальную повестку. Потому что у нее нет рычагов власти в руках. И неизбежно, сколь бы сильным ни был такой политик, его статус, имидж, роль – это оппонент, критик. Как может критик предлагать реальные вещи, которые будут реализовываться?» – недоумевает Орлов.

Эксперты Комитета гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина, изучив результаты праймериз ЕР, пришли к выводу, что в новой Думе будет значительное число представителей соцсферы, здравоохранения и образования (директора школ, главврачи больниц и т. п.). Объясняют они это тем, что сделана «явная ставка на низкую явку, в условиях которой особое значение приобретает мобилизация административно зависимых и конформистски настроенных групп избирателей». Таким образом, в Госдуме следующего созыва явно будут сильны голоса сторонников социального патернализма и перераспределения, говорится в докладе. Представители КПРФ и СР традиционно придерживаются схожей позиции.

Но парламентская оппозиция понимает, что даже если попадет в парламент, то в меньшинстве реализовать свою программу не сможет. У единороссов же такой отговорки перед избирателями не будет, кризис тоже не оправдание, если есть «рычаги и ресурсы». Но что делать, если вдруг выяснится, что «перераспределять» нечего, а построить обещанный медицинский центр не на что? Только сказать электорату: «Денег нет, но вы держитесь».


Ссылка


Возврат к списку