у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77

+7 (962) 907 90 98
 

ДМИТРИЙ ОРЛОВ: «В ОКРУЖЕНИИ ПУТИНА НЕТ НОТАБЛЕЙ, НЕТ «ПОЛИТБЮРО»

ДМИТРИЙ ОРЛОВ: «В ОКРУЖЕНИИ ПУТИНА НЕТ НОТАБЛЕЙ, НЕТ «ПОЛИТБЮРО» 15.08.2016

Очередной этап кадровых решений, проводимых Президентом России Владимиром ПУТИНОМ как на уровне Федерации — среди высших чиновников и «силовиков», так и в губернаторском корпусе, совершенно обоснованно стал предметом анализа экспертного сообщества.

Своей точкой зрения на уже состоявшиеся знаковые назначения и отставки и возможные в краткосрочной перспективе поделился известный российский политолог и политтехнолог, генеральный директор «Агентства политических и экономических коммуникаций» (АПЭК) Дмитрий ОРЛОВ:

— «Политбюро» в современной российской политике никогда не было. Это всего лишь образ, и образ неудачный — в том смысле, что определенного круга людей, систематически принимающего ясно очерченную номенклатуру решений, не было, нет и не будет.

Только Владимир ПУТИН обладает тем, чего нет у других игроков, — настоящей свободой воли.

Решение правящего класса о возвращении ПУТИНА на пост президента в 2011 году было консолидированным (и поддержанным населением), имело институциональную основу (съезд «Единой России») и предполагало регулярные консультации, однако даже тогда не было ничего похожего на политбюро.

«Единая Россия» — правящая партия, электоральный рейтинг которой выше, чем у ближайшего конкурента, не просто существенно, но кратно

Политическая система современной России — моноцентрическая: главный центр принятия решений всего один. ПУТИН. Остальные игроки имеют большее или меньшее влияние на решения этого центра, большую или меньшую автономию.

Важно еще и то, что в политбюро 50-80-х годов важнейшие кадровые решения могли быть приняты только методом «навязанного консенсуса»: некая группа лоббировала ту или иную кандидатуру, а остальные, включая генерального секретаря, должны были так или иначе с этим согласиться. Ничего подобного сегодня нет. ПУТИН может единолично принять любое кадровое решение. И делает это.

У Президента России есть конституционные полномочия, доверие элиты как социальной страты и колоссальный рейтинг. Именно поэтому, кстати, когда говорят о том, что он «заложник» того или иного курса, той или иной группы элиты и даже — определенной части поддерживающего его населения (например, тех, кто пополнил путинское большинство весной 2014-го), слушать этого не надо. Потому что только ПУТИН, повторимся, обладает в этой системе свободой воли.

Я посвятил моноцентрической системе два доклада (последний по времени — о «новом моноцентризме», 2013 год) и знаю, о чем говорю.

Продвижение темы «политбюро» выгодно деятелям, которые стремятся интерпретировать свои взаимоотношения с главой Российского государства как имеющие квазиинституциональный характер. Между тем, в окружении ПУТИНА нет никаких «нотаблей». Есть только первый, а за ним последний.

Ссылка


Возврат к списку