у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77
 

«Каждый обязан объяснить, почему губернатором должен стать именно он»

«Каждый обязан объяснить, почему губернатором должен стать именно он» 13.03.2017

Глава АПЭК о «зависших» главах регионов, новой роли полпредств и судьбе Куйвашева

До середины апреля должна решиться судьба всех глав регионов, где в сентябре должны пройти выборы, считает глава АПЭК Дмитрий Орлов

Месяц назад политическая элита следила за перестановками в губернаторском корпусе. Теперь назначенцы начали подготовку к выборам: привлекают федеральных политтехнологов и продумывают сценарий своих кампаний. Но 4 из 14 глав регионов, где в сентябре должны пройти выборы, так пока и не получили «зеленый свет» из Кремля. И находятся в режиме ожидания. О том, почему администрация президента медлит, где возможен второй тур и какой козырь будут использовать все губернаторы на своих выборах — в интервью генерального директора Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) Дмитрия Орлова.

— Дмитрий Иванович, осталось четыре региона, где этой осенью пройдут выборы губернатора, и там пока еще не решен вопрос по действующим главам субъектов. Среди них — Свердловская, Саратовская, Белгородская области и республика Мордовия: руководители этих территорий так и не получили приставку врио. Как вы считаете, почему?

— На мой взгляд, причины различны. В Мордовии консолидированная политическая система и консолидированная элита, и я думаю, там нет реальных альтернатив действующему губернатору Владимиру Волкову: он, конечно, будет выдвинут.

Что касается Белгорода, то, мне кажется, там тоже существенных преград на пути выдвижения Евгения Савченко нет, несмотря на его статус тяжеловеса и ветерана российской политики.

По Саратовской области у главы региона Валерия Радаева ситуацию не назовешь идеальной, но его вероятность быть выдвинутым на должность губернатора довольно высока.

Ситуация вокруг губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева за последнее время изменилась. Еще совсем недавно, после встречи с президентом, у всех было впечатление — у политиков, элиты, экспертного сообщества — что он будет выдвинут на новый срок. Но прошло достаточное количество времени, а этого не происходит. Я думаю, что сейчас мы наблюдаем в Свердловской области такой неустойчивый баланс. Вероятность выдвижения Куйвашева сохраняется, но я не исключаю, что могут быть и какие-то другие сценарии. Как конкретно будет развиваться ситуация, зависит от того, как сформулирует свою позицию администрация президента. Естественно, будут учитываться позиции Уралвагонзавода и полпредства президента в УрФО.

— Насколько учитываться?

— УВЗ относится к группе Сергея Чемезова — человека, весьма влиятельного в российской политике. А полпредство, на мой взгляд, будет теперь играть иную, чем ранее, роль. Не автономную, как прежде. А встроенную — в федеральную политику и в федеральную повестку. Позиция полпредства будет теперь индикатором позиции федерального центра. Это должно произойти во всех федеральных округах, кстати говоря. Во всяком случае, я этого ожидаю.

— Как вы считаете, за какие сроки решится вопрос по этим четырем губернаторам?

— Мне кажется, до середины апреля.

— Что касается недавней волны назначений последней пятерки врио губернаторов: в Новгородской области, Карелии, Бурятии, Рязани и Перми. Мы можем уже сейчас говорить, на чем будут строиться кампании в этих регионах?

— Я думаю, электоральные послания Максима Решетникова (Пермь) и Андрея Никитина (Новгородская область) будут основаны на привлечении инвестиций, на инновационных изменениях в структуре управления. На эффективности власти. То есть они должны подтвердить свой имидж молодых и энергичных деятелей и программой, и конкретными действиями. При этом и в этих, и в других регионах электоральные послания и технологии будут сегментарными. Одни месседжи будут рассчитаны на информированные группы населения, на инвесторов, другие — на пенсионеров, третьи — на женщин 40 лет и старше.

Естественно, послание, связанное с технократизмом, и вообще тезис «я — молодой технократ» можно транслировать только ограниченно, на ту аудиторию, которая может его воспринять. А она не такая большая. Что касается остальной аудитории, то в отношении нее у технологов, которые работают в этих регионах, должна быть основная логика «не навредить».

— Если говорить о кампаниях всех 14 губернаторов, которые будут осенью, что у них общего?

— Апелляция к президенту и то, что ты из его команды — это тот месседж, который украшает любого политика в России. Все эти вновь назначенные врио уже имеют это в своем багаже: их назначил президент. Для населения же все губернаторы входят в президентскую команду — в широком определении команды, конечно.

— Как вы считаете, будет ли из федерального центра спущен некий единый сценарий проведения кампаний?

— Мне это кажется маловероятным. Есть общая содержательная линия, и она определенно уже заявлена администрацией президента: приходят молодые профессионалы-управленцы, люди, которые в состоянии эффективно руководить, с наименьшими затратами и бОльшим KPI. Эта общая федеральная линия мне кажется вполне приемлемой и адекватной. Она может быть воспринята на самом деле не только «продвинутой» элитой, но и самыми разными группами, вплоть до пенсионеров, которые тоже хотят повышения эффективности управления. И тоже хотят обновления власти. Но при этом в каждом регионе, естественно, будут свои детальные содержательные линии. И каждой электоральной группе нужно к тому же говорить о том, что она привыкла или ожидает услышать. Кроме того, каждый врио губернатора должен убедительно объяснить, кто он, зачем идет на выборы и почему губернатором должен быть именно он. Это закон избирательной кампании.

— Есть ли в каком-то регионе уже сейчас шанс на то, что победу одержит оппозиционный кандидат?

— Нет. Я не вижу ни одного такого сценария. Мы можем с вами проанализировать кампании, которые будут.

В Перми раздробленная элита, и она играла против Виктора Басаргина. Теперь какая-то ее часть будет играть против Решетникова. Но вот решатся ли они на то, чтобы играть электорально против Решетникова? Например, поставить на какого-нибудь кандидата от «Справедливой России» и раскрутить его? Не думаю. Тем более что Решетников более адекватен и договороспособен, чем Басаргин. Поэтому, мне кажется, скорее реализуется малоконкурентный сценарий в варианте, когда есть доминирующий кандидат Решетников и не очень сильные «нишевые» кандидаты от оппозиции.

В Свердловской области, на мой взгляд, ситуация сложнее. Никакого референдумного сценария, который там активно обсуждался в последнее время, конечно же, не будет. Для того, чтобы он был, нужен лидер с очень высоким уровнем поддержки. А Куйвашев, при всей его общей адекватности как губернатора, не является политиком, о котором можно сказать: «Альтернатив ему нет». Как о Савченко, скажем, или о Тулееве. Но из этого не следует, что он не сможет провести эффективную кампанию. Просто ему надо решить ряд проблем.

— Прежде всего, ему нужно решить проблему назначения или формальной санкции. Она должна быть как-то выражена. Пусть даже не лично президентом, но явно.

Потом ему нужен будет нормальный и ясный старт кампании, когда он получит эту поддержку. То есть он должен заявить на каком-то собрании городу и миру: «Я иду». Потом ему будет необходима технологическая поддержка и поддержка элит. А это, как известно, самое сложное в Свердловской области. Я думаю, что даже выдвижение депутата от «Справедливой России» Александра Буркова в принципе способно создать проблему второго тура. Если, конечно, у него будут ресурсы и агитационная сеть, что совсем не гарантировано.

— А если выдвинется еще и мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман, то ситуация вообще может быть труднопредсказуемой?

— Для администрации Куйвашева, если мы исходим из того, что он выдвигается, оптимальный сценарий — достичь довыборной договоренности с основными политическими игроками. При этом они могут, конечно, принять участие в выборах, но формат этого участия должен быть четко определен заранее. Это не значит игры в поддавки. Это просто должна быть игра по правилам.

— Как вы считаете, сегодня Кремль готов к тому, чтобы создать конкурентные сценарии в регионах на выборах губернаторов, а не только референдумные?

— Я думаю, что конкуренция будет в любом случае. Нишевая конкуренция, когда кандидаты от партий борются за расширение своей электоральной ниши, — это тоже конкуренция. Реально конкурентный сценарий может быть в Свердловской области. При некоторых условиях. Может быть, также в Карелии. Для этого все оппозиционеры должны объединиться вокруг одного кандидата. Но давайте будем реалистами — такое вряд ли возможно. Может быть, в Ярославской области.

— На ваш взгляд, в чем смысл губернаторских праймериз «Единой России», когда уже есть очевидные назначенцы президента?

— Есть несколько причин проводить праймериз. Заявить программу кандидата, убедить партийную элиту в приемлемости его кандидатуры. Дополнительно согласовать кандидатуру внутри элит, услышать и учесть их интересы. Дать сигналы возможным участникам праймериз как потенциальным кандидатам в члены Совета Федерации, например. Вообще сделать региональную «кадровую скамейку» публичной. Использовать предварительное голосование как агитационный и в некоторой степени мобилизационный механизм, наконец.

— Какая явка будет считаться нормальной на губернаторских выборах?

— Я полагаю, она будет различаться, но думаю, от 40 до 50%. Такая вот вилка.

— И последний вопрос. Можно ли говорить о том, что после выборов губернатора наступит период политического затишья, когда до выборов президента больше не будет никаких отставок?

— Я бы так сказал: в принципе какие-то масштабные циклы отставок до президентских выборов маловероятны. Но отдельные решения, связанные с конкретными ситуациями, вполне возможны. Это может быть, например, развитие политического конфликта, который покажет, что надо отправить губернатора в отставку. С одной стороны, логика подсказывает, что политическое пространство должно быть максимально «очищено» от региональных избирательных кампаний до марта 2018 года, а с другой — реальность всегда богаче наших предположений.

Ссылка


Возврат к списку