у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77

+7 (962) 907 90 98
 

Смыслы недели: чиновники не испугались «спокойной силы», Навальный выстрелил себе в ногу, Путин сдержал Собянина

Смыслы недели: чиновники не испугались «спокойной силы», Навальный выстрелил себе в ногу, Путин сдержал Собянина 16.06.2017

Экспертиза знаковых событий недели с Андреем Богдановым, Андреем Колядиным, Алексеем Куртовым, Дмитрием Орловым и Екатериной Шульман

«ФедералПресс» продолжает информационно-аналитическую программу «Смыслы недели». На текущей неделе знаковыми событиями стали «Прямая линия» с президентом Владимиром Путиным, «праздник непослушания», организованный Алексеем Навальным, а также окончательное принятие Госдумой закона о реновации пятиэтажек. Разбор этих событий «под лупой» провели для «ФедералПресс» ведущие политологи.

Помощь есть. Прорыва не будет?

«Прямая линия» президента – его общение с народом – была сдвинута на пару месяцев по необъясненной, но понятной причине, имя которой «26 марта». Сейчас вопросная повестка выглядит более комфортной, и можно поговорить, что называется, и вглубь, и вширь. Под градом острых, провокационных, а иногда и натужных вопросов президент чувствовал себя в «своей тарелке», пояснял, шутил, сочувствовал, импровизировал и наводил шороху в попавших под раздачу регионах. В экономике он обозначил рост, в протестном движении нашел свои плюсы, в политической жизни доминантой простерлась стабильность.


Комментирует политолог Алексей Куртов:

«На мой взгляд, на этой прямой линии вопросы президенту были более спокойные и подготовленные, чем годом ранее. Более того, иногда он объяснял зрителям, в чем смысл того или иного вопроса. Было видно, что он знает тематику, и поэтому действо выглядело более скучно, чем в прошлом году. Тон президента был оптимистичен как всегда, когда он говорит с населением. Ведь это его работа – быть оптимистом. Говоря о реакции чиновников на местах на «линию», считаю, что какой-то нервной дрожи она им не добавила. Было примерно 50 вопросов про регионы, и была слишком низка вероятность, что озвучат именно ту проблему, за которую отвечает некий конкретный чиновник. Хотя кому-то, разумеется, и «прилетело». Региональные власти хорошо знают свои проблемы, и вполне возможно, что на озвученную проблему губернатор попросит из федерального бюджета дополнительных денег. Думаю, что разговоры про испуг чиновников - это преувеличение.

Если говорить о ежегодном приросте числа вопросов на «Прямую линию», то у меня есть ощущение, что это объясняется не растущим интересом народа, а растущим интересом самого президента. Он, видимо, себя комфортно чувствует когда думает, что взаимодействует действительно с народом. Хотя вопросы загодя подготовлены, но ему, повторю, комфортно, он показывает свою компетентность, и это его инициатива по расширению формата общения».


Комментирует генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов:

«Тон президента на прямой линии можно охарактеризовать термином «спокойная сила». В нем было сочетание уверенности, включая уверенность в наличии инструментов для решения наболевших проблем. Также в его тоне чувствовался прагматизм в решении внутренних и международных проблем. В условиях политической турбулентности, которую мы наблюдали накануне «Прямой линии», и усиливающихся санкций со стороны стран Запада президент мог бы использовать конфронтационный стиль, находя врагов и агрессивно полемизируя с ними. Но он выбрал совершенно другую стилистику. Он транслировал собственную повестку, в которой были темы экономического развития, экологии, улучшения качества жизни, отстаивание интересов России и многое другое.

Какая главная угроза бывает в коммуникационных акциях власти? Угроза действовать с трансляцией своей повестки не активно, а реактивно, под влиянием внешних факторов. Путину 15 июня удалось этого избежать. Многие эксперты говорят, что вчерашняя «линия» была скучная, спокойная по тону. Мне кажется, что это как раз достижение, хотя вопросы были острые. Было видно, что на запросы и недовольство людей власть отвечает спокойно и аргументированно».

Перед Навальным одна дорога – радикализация протеста

12 июня на фоне Дня России оппозиционный актив под руководством Алексея Навального применил неожиданный провокационный маневр, поменяв место действия протеста с проспекта Сахарова на празднующую день России Тверскую и прилегающие улицы. Разумеется, главные вопросы при этом - чего Навальный добился, может ли он праздновать победу и удалось ли ему радикализировать протест?


Комментирует политолог Андрей Богданов:

«Итоги «акции-провокации» Навального говорят о том, что даже его сторонники (разумеется, не самые ярые) на произвольную смену места проведения акции и их фактическое выкидывание на Тверскую отреагировали крайне негативно. Навальному это сыграло в большой минус, и полагаю, что на следующих митингах не будет какого-либо прироста участников и избыточного ажиотажа, что наблюдалось ранее. По крайней мере, этого не будет в Москве. В регионах, думаю, будет наоборот, и вполне возможно повышение явки.

Я не видел, что у формата этой акции что-то всерьез изменилось. Радикализации протеста не произошло, хотя, возможно, именно это и было главной целью Навального. При этом власть весьма доходчиво продемонстрировала, что готова к любому развитию ситуации. Полиция и ОМОН достаточно простыми и жесткими мерами, лежащими полностью в рамках закона и их полномочий, показала, что за правонарушения никому спуску не будет. Надо будет задержать тысячу – задержат. Надо 10 тысяч – и здесь проблем не будет. Власть не допустит майданизации и сваливания в хаос».


Комментирует Дмитрий Орлов:

«Навальный сделал серьёзную ошибку, когда под надуманным предлогом отменил санкционированный митинг на проспекте Сахарова и призвал своих сторонников выйти на Тверскую улицу. Этот поступок приведёт к тому, что разумная, не радикальная часть оппозиции уйдёт от него. Радикальная часть сохранится, но количество радикалов не удастся нарастить. Своим решением Навальный расколол ядро группы поддержки. Он создал для радикалов мотивацию, но отвратил от себя рационально и разумно настроенных людей.
Таким образом, перспектива протестного движения – его радикализация. Возможно, в городах будет относительный рост поддержки Навального, но одновременно она ослабеет в Москве и Петербурге.

Навальный получил конфликтные выгоды, подвергнув жизнь и здоровье людей угрозе безопасности. Многие деятели системной оппозиции критически оценивают принятое решение. Узнаваемость у Навального была высокая, и, возможно, после этой акции она еще подросла. Но он не может выиграть, создавая радикализацию. То есть, в стратегическом смысле Навальный проиграл, пренебрегая интересами временных союзников, в том числе тех, кто выступает против реновации. Для успеха необходима способность договариваться, создавать политические коалиции, но такие способности он не демонстрирует. Решение об отмене митинга не было продумано, принято под влиянием эмоций и отпугнуло многих рационально мыслящих людей».


Комментирует политолог Андрей Колядин:

«Мне сложно оценивать, кто победил 12 июня. Да и не тот случай, когда стоит говорить о победе или поражении. Мне кажется, что все при своих. Власть не впечатлилась размахом акции Навального. Навальный, в свою очередь, вполне доволен тем, что география протеста расширяется и с ним активно борются, замечают его, нагоняют целые войска полиции, устраивают праздники и инсталляции по маршрутам движения.

То есть, все при своих. И все это разудалое политическое веселье - до первых провокаций, до первой всерьез разбитой головы. Причем заинтересованы в этой разбитой голове, как орлы войны во власти, так и соколы революции в оппозиции. И вот тогда может быть некомфортно ни Навальному, ни власти».


Комментирует доцент кафедры государственного управления РАНХиГС Екатерина Шульман:

«Радикализации протеста я не вижу. Это было согласованное мероприятие по времени и дате, в котором в самом конце поменялось только место. В этом смысле более радикальная акция была 26 марта, в которой не было вообще никаких видов согласования. Признаком радикализации был бы более высокий уровень насилия со всех сторон. На самом деле там три стороны: есть протестующие, правоохранители и, скажем так, «граждане других ориентаций» – они могли столкнуться между собой. Но этого не происходит, и хорошо, что этого не происходит».

Реновации быть, но по федеральным правилам

Закон о реновации принят, но очень много вопросов осталось. Да, под давлением федерального Центра закон поправили в пользу граждан, и будущим переселенцам из пятиэтажек дали определенные гарантии. Но осадок, как говорят, остался. И вопрос здесь в остающемся недоверии к московской власти, которая часто принимает свои решения, ломая через коленку жителей. К примеру, поводов верить на слово московскому правительству заметно поубавилось после хаотично расползшейся зоны платной парковки, которая по заявлениям московских чиновников не должна была перейти зоны Садового кольца. Потом в качестве конечной границы озвучили Третье кольцо. Потом, в соответствии с немецкой поговоркой, «аппетит пришел во время еды», и про обещания каких-то четких границ и вовсе забыли. То же было и со стоимостью парковки. Обещали не более 40 рублей за час в центре Москвы. Как пример – в центре Тулы час парковки стоит 10 рублей, а в центре Москвы – 200! В случае с реновацией москвичи справедливо полагали, что если безоговорочно верить слову мэрии, это вполне реальный шанс оказаться вместо какой-нибудь уютной и обустроенной Профсоюзной улицы - в «спальнике» в Новой Москве. Причем без рабочих мест, школ, детских садов, прочей инфраструктуры и вполне возможно, аж на границе с Калужской областью.


Комментирует политолог Андрей Богданов:

«Федеральному Центру удалось сделать закон в пользу москвичей, причем не в формате торжества «административного восторга» московской мэрии, как предполагалось в первоначальном варианте законопроекта. Если посмотреть принятый закон, то он весьма существенно отличается от того, что в нем было изначально. На мой взгляд, в законе остались определенные минусы. В частности, не удалось вставить нормы, которые больше защищают интересы жителей, чем власти. Вчера было заседание МГИК - Московской областной избирательной комиссии, и там рассматривался запрос инициативной группы по регистрации референдума партии «Союз горожан». Там обсуждались три вопроса, которые напрямую увязывали большую значимость мнений граждан в согласовании механизма и методов реновации.

Надо отметить и то, что действия московской мэрии в определенной мере наложили тень на федеральную власть и президента, привязав их к своей «реновационной инициативе». Федеральной власти пришлось безотлагательно вмешиваться в начавшееся между мэрией и гражданами противостояние.

Этот закон мог бы быть намного более мягче и гармоничнее, если бы к программе реновации подошли более продуманно. А получилась инициатива, что называется, с бухты-барахты и без предметного обсуждения. Принятие закона освещалось активно, но многие детали оказались скрыты. Подойдите к жителям любой пятиэтажки, и 99 процентов вам скажут, что не знакомы с нормами этого документа. У них до сих пор нет представления, как все это будет происходить. Самый главный минус - что вопросов осталось больше, чем получено ответов. Нет своего рода дорожной карты, которая разъяснила бы время и место переезда, качество предоставляемых квартир и многие другие весьма важные подробности».


Комментирует Дмитрий Орлов:

«Позиция Путина по закону о реновации оказалась достаточно четкой и многосторонней. С одной стороны, он позитивно оценил действия московских властей, направленные на обновление жилья москвичей, с другой, выразил определенный скептицизм и критику по поводу реновационной инициативы, заявив: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Далее он напомнил московской мэрии, что права граждан должны быть гарантированы и насильно втаскивать в программу реновации никого нельзя. Важно, что президент с осторожностью высказался о масштабах программы и ее распространении на другие регионы. Сегодня Владимир Путин находится в позиции арбитра, отстаивающего, прежде всего, права граждан на их собственность. Это весьма четкая позиция, которая исключает какой-либо произвол чиновников в этом вопросе».

Ссылка


Возврат к списку