у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77

+7 (962) 907 90 98
 

Смыслы недели: антибарачный Путин, дрессировка Дурова и убийца Петя

Смыслы недели: антибарачный Путин, дрессировка Дурова и убийца Петя 30.06.2017

Экспертиза знаковых событий недели с Екатериной Курбангалеевой, Алексеем Куртовым, Евгением Минченко, Дмитрием Орловым и Екатериной Шульман

«ФедералПресс» продолжает информационно-аналитическую программу «Смыслы недели». На текущей неделе из знаковых событий наиболее обсуждаемыми оказались визит Владимира Путина в Удмуртию, правовые и корпоративные распри между Роскомнадзором и создателем Телеграм Павлом Дуровым, а также очередная вирусная атака, оказавшаяся куда более изощренной, чем ее предшественница в мае. Для «ФедералПресс» детально разбирались в этих событиях ведущие политологи России.

Барачно-выборная тема

Очередной пример «ручного управления» социальной сферой, на сей раз в деле переселения из аварийного жилья, продемонстрировал Владимир Путин в ходе визита в Удмуртию. В Ижевске он встретился с Анастасией Вотинцевой, которая на «Прямой линии» пожаловалась ему на аварийный деревянный многоквартирный барак, в котором ей и ее семье из-за отсрочки в расселении придется жить еще до 2029 года. Глава государства дал присутствующему на этой встрече врио губернатора Александру Бречалову указание расселить бараки, в которых ютятся 11 семей, включая семью Вотинцевой, до конца 2017 года. Президент также посетил концерн «Калашников», пообщался с руководителями, специалистами и молодежью предприятия, показательно уделив внимание нашей «оборонке».

По телевизору все это смотрелось эффектно. Суммарный месседж очевиден – налицо демонстрация внимания главы страны к социальным проблемам, экономике и безопасности. Но что осталось за кадром визита?

Комментирует член Общественной палаты Екатерина Курбангалеева:

«Визит президента в регион, которому предстоит в сентябре выборы губернатора далеко не первый и, конечно, не последний. Я думаю, что до начала сентября Владимир Путин посетит практически все эти 16 субъектов РФ. Конечно, подобный визит – самый действенный метод поддержки президентских назначенцев. Но, безусловно, это не основная задача поездок лидера нашей страны. Особо сложных или конкурентных губернаторских кампаний, судя по всему, не предвидится. Похоже, что принято решение не препятствовать отсечению сильных претендентов от других партий на этапе муниципального фильтра. Полагаю, что фактически уже начата серия предвыборных поездок по стране кандидата в президенты РФ Владимира Путина.

Что же касается расселения аварийного жилья и решения других наболевших социальных вопросов, то, конечно, президент хоть и демонстрирует оперативность и результативность «ручного управления», но надо признать, что этот прием уже изживает себя. Сейчас участие в горячей линии и тот факт, что люди в прямом эфире добились внимания первого лица страны – сродни вытягиванию счастливого билетика в лотерее. Волшебник на голубом вертолете всех проблем не решит, а системно «расшивать» болезненные проблемы не получается, и уже не первый год. Следовательно, вопросы к эффективности управления и системе контроля в целом в стране уже слишком очевидны».

Комментирует глава коммуникационного холдинга Minchenko Consulting Евгений Минченко:

«В визите Путина я вижу, в первую очередь, поддержку исполняющего обязанности губернатора. Думаю, что это не последний регион, который президент посетит до выборов. Туда же планируются и визиты премьер-министра, правда именно этим визитам не все кандидаты на должность губернатора будут рады. Имеется в виду не кандидаты от оппозиции, а именно от власти. Визиту Путина все рады, а визиту Медведева – не все.

Другой важный момент – сама по себе стилистика, когда государь лично разбирается с проблемами граждан, ситуативно выигрышна, но стратегически создает весьма определенную проблему. Получается, что президент - это единственный эффективно работающий институт в стране? То есть, никто, кроме президента, ничего не решает? Поэтому картинка: президент приехал и решил проблему расселения бараков – хорошо смотрится, но очевидно, что страна большая и везде не наездишься. И здесь создаются проблемы для образа власти в целом, так как нет сформированного видения управляющей системы и работающего исполнительного механизма. И мы пока не получили ответа на вопрос, – а что может быть содержанием следующего президентского срока?»
Комментирует генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов:

«В визитах президента, да и премьер-министра в предвыборный период всегда есть несколько причин. Визит в Удмуртию здесь не исключение. Первая причина – это, вероятно, плановая поездка главы государства, обусловленная необходимостью его оценки социально-экономического развития региона и выполнения разного рода федеральных программ. Вторая причина тоже очень важна – это электоральная поддержка кандидата в предвыборный период. В ряде регионов, где пройдут выборы, президент уже побывал, в другие регионы он еще приедет. Кроме того, существует такая система сигналов: визит в регион в таком формате, как правило, означает подтверждение текущего доверия к главе субъекта. В существующей системе политических и выборных координат для любого кандидата в губернаторы это очень важно».

Телеграм раздора

После основательной, времена весьма жесткой пикировки между Роскомнадзором и основателем мессенджера Telegram Павлом Дуровым, которая сопровождалась большой шумихой в СМИ, стороны договорились сделать навстречу друг другу небольшие шажки или даже шажочки. Дуров ответил согласием на внесение данных о компании в реестр организаторов распространения информации Роскомнадзора. При этом, по словам главы Роскомнадзора Жарова, «никакой речи о том, что будет доступ к переписке пользователей, не идет». А о чем тогда вообще был весь этот сыр-бор? Ранее Telegram обвинили в том, что именно он стал средством связи между террористами, осуществившими взрыв в петербургском метро. Ряд экспертов при этом заявлял, что в данном мессенджере открыты сотни или даже тысячи каналов для джихадистов из ИГИЛ (запрещена в России), которые размещают в них разного рода и разной адресной аудитории пропагандистские видеоматериалы, а также инструкции по изготовлению взрывных устройств и ведению террористической деятельности. При этом все попытки закрыть такие каналы со стороны России ни к чему не привели. Кроме того, по мнению представителей правоохранительных органов, данный мессенджер активно используют наркоторговцы и прочая криминальная братия, нуждающаяся в зашифрованных каналах связи.

В связи с чем вопросов для понятия сути конфликта Роскомнадзора и Дурова возникло множество. Среди них есть и такие: является ли Телеграм угрозой для власти? Телеграм не идет на сотрудничество с ФСБ, и это месть со стороны спецслужб? Телеграмм действительно способствует распространению террористических угроз? И наиболее интересный вопрос – чем закончится данное противостояние?

Комментирует президент Российской ассоциации политических консультантов Алексей Куртов:

«Телеграм сам по себе не может нести никакой террористической угрозы, потому что это всего лишь инструмент. Представляют определенную опасность те люди, которые им пользуются в противоправных целях. Однако ни Телеграмм, ни другие мессенджеры и средства коммуникации не надо огульно обвинять в нанесении какого-то вреда. Если говорить о противостоянии: Роскомнадзор и Павел Дуров, то думаю, что в этой паре победителя не будет. Сейчас заключено, если можно так сказать, перемирие. Нашим высшим чиновникам, которые управляют страной и регионами, необходим такой мессенджер, и с их стороны есть интерес оставить Телеграм в покое. Судя по тому, что Роскомнадзор делает весьма вялые попытки по «постановке в стойло» Дурова, вероятно, большой воли и решимости в этом со стороны ведомства нет. Значит, будет найден какой-то компромисс. Хотя я думаю, он продлится недолго, и эта тема через какое-то время все равно всплывет».

Комментирует Дмитрий Орлов:

«Простой запрет Телеграм приведет к использованию обходных путей. С другой стороны, и Дуров должен идти навстречу Роскомнадзору в части противодействия терроризму и других аспектов, связанных с деятельностью правоохранительных органов. Если есть санкция суда на мониторинг сообщений лиц, подозреваемых в противозаконной деятельности, то Телеграм должен руководствоваться требованиями российского законодательства и дать доступ к такого рода мониторингу. Технические сложности здесь весьма существенные, и Дуров в этом не лукавит. На мой взгляд, для сторон необходимо достижение разумного компромисса».

Комментирует доцент кафедры государственного управления Института общественных наук РАНХиГС при Президенте РФ Екатерина Шульман:

«Мы видим со стороны государства постоянные попытки контролировать интернет так, как оно контролировало бы типографии в 19-м веке или множительную технику в 20-м веке. Одновременно мы видим с его стороны отсутствие понимания того, чем отличается сетевая среда и сетевой инструментарий от предыдущих способов обмена информацией. Некоторое сходство, разумеется, есть, но есть и роковое различие, которое никакой Роскомнадзор никак не может нащупать. Поэтому раз за разом все его попытки приводят пользователей максимум к некоторым бытовым неудобствам. Но они преодолеваются довольно быстро, и вся эта погоня с молотком за комарами является необходимостью для государственной службы, которой надо себя занять и оправдать свое существование».

Вирус-терминатор взбаламутил всех

27 июня приключилось очередное вирусное нашествие. Майский вирус-вымогатель «WannaCry» трансформировался в хоть и менее масштабный по широте охвата зараженных компьютеров, но куда более разрушительный по своему функционалу вирус «Petya». Хотя поначалу вирусная атака показалась очередным вымогательством 300 долларов за разблокировку. На Украине в ней, по традиции оценки всех своих катаклизмов и невзгод, усмотрели «руку Москвы», компании с рухнувшими серверами принялись подсчитывать убытки, а СМИ стали строить догадки – кто за этим стоит и кому это выгодно. Меж тем в «Лаборатории Касперского» «Петю» переквалифицировали в «НеПетю» и безапелляционно заявили, что это абсолютно новый вирус. И хуже всего то, что в его коде компьютерными вирусологами был обнаружен элемент, отвечающий за уничтожение данных. То есть, вирус изначально не предполагал восстановление зашифрованных данных даже после оплаты выкупа и фактически он – убийца данных. Так что это было – сведение между собой счетов между некими правительствами, импровизация хакеров или предвестник тотальной кибервойны? В итоге запутанными оказались все – правительства, жертвы атаки и СМИ.

Комментирует Алексей Куртов:

«В результатах этой атаки не было видно, что кто-то – правительства или еще какие-то заинтересованные группы или организации сводили между собой счеты. На мой взгляд, это чисто хакерские дела. Тем более, что тип этого вируса не совсем новый, в мае был вирус со схожими функциями. Возможно, это всего лишь его модификация. У правительств нет нужды прибегать к такого рода атакам, у них есть другие легальные инструменты. Просто вирус оказался сильнее, чем фаейрволы».

Так как вопрос технически сложный, в заключение мы даем слово специалисту –директору по маркетингу компании Cezurity (технологии для защиты от вредоносных программ и хакерских атак) Дмитрию Поповичу:

«Новая реальность, которая уже настала, заключается в том, что никакой защиты от хакеров больше нет. Даже ИТ-специалисты подвержены самообману – у многих из них сегодня есть ложное чувство защищенности. На мой взгляд, основная причина здесь в том, что изменилась компьютерная преступность. Она стала более профессиональной, но не в том смысле, что хакеры стали использовать какие-то особенно сложные инструменты. Просто хакерство приобрело черты индустрии, появилось разделение труда. В результате знания об уязвимостях, инструменты для организации атак, доступ к уже атакованной информационной системе можно купить за небольшие деньги. Злоумышленнику теперь не требуется делать все самому «от и до». Он может сфокусироваться на логике мошеннических действий или на том, как превратить доступ к чужой информации в деньги.

Например, мы хорошо видим, как за 10 лет изменились мобильные телефоны. Эти изменения огромны и очевидны. Но гораздо труднее оценить, как меняется ландшафт компьютерных угроз. Для рассказа о своих новинках хакеры не дают пресс-конференций и не собирают тысячи человек в огромном зале, как это делает, например, Apple. Однако, преступная индустрия тоже быстро развивается. Громкие инциденты – отличная иллюстрация.

Безусловно, бороться с хакерами можно. Только смотреть на информационную безопасность теперь нужно совсем иначе. Просто защититься от проникновения хакеров сегодня не получится. Поэтому надо уметь выявлять атаки и реагировать на них до того, как хакерам удалось нанести вред. Это можно сравнить с замком на двери дома. Любой замок можно взломать и попасть внутрь. Но если в доме установлены камеры слежения, то нарушителю не удастся избежать выявления. Во всяком случае, избежать выявления ему будет несопоставимо труднее, чем просто взломать замок и попасть в дом».

Ссылка


Возврат к списку