у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77

+7 (962) 907 90 98
 

Смыслы недели: печально-гуманный арест, асимметричная дипломатия и доктрина размосквичивания

Смыслы недели: печально-гуманный арест, асимметричная дипломатия и доктрина размосквичивания 25.08.2017

Экспертиза знаковых событий недели с Екатериной Курбангалеевой, Алексеем Куртовым, Дмитрием Орловым, Глебом Павловским, Екатериной Шульман

«ФедералПресс» продолжает информационно-аналитическую программу «Смыслы недели». На текущей неделе самыми знаковыми событиями стали арест режиссера Кирилла Серебренникова, новая фаза дипломатической войны с Америкой и обсуждение переноса столицы из Москвы в регион. Для «ФедералПресс» детально разбирались в этих событиях ведущие политологи России.

Печально-гуманные методы регулирования искусства

После задержания Кирилла Серебренникова в Санкт-Петербурге и его ночной экстрадиции в столицу Басманный суд Москвы поместил режиссера под домашний арест до 19 октября по делу о мошенничестве. Перемена статуса со свидетеля на обвиняемого для публики произошла внезапно, хотя готовилась давно и ее первым признаком стало изъятие у Серебренникова загранпаспорта. Теперь, по версии следствия, на режиссера дали показания его бывшие подчиненные, позволившие обвинить художественного руководителя «Гоголь-центра» в организации хищения не менее 68 миллионов рублей, выделенных на проект «Платформа». Сам Серебренников вину отрицал, а защита предложила суду отпустить режиссера под залог или поручительство.

Следствие в суде подчеркнуло особую роль режиссера в организации мошенничества, а также его фактический отказ от дачи показаний. Назначая домашний арест, суд принял во внимание аргументы о том, что режиссер может надавить на свидетелей и скрыться. По данным следствия, Серебренников уже пытался скрыться, нарушив обязательство о явке и уехав в командировку в Санкт-Петербург. При этом известно, что он имеет квартиру за рубежом и вид на жительство в одном из зарубежных государств. Главными доказательствами вины Серебренникова стали показания бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой. Как заявила судья Елена Ланская, Масляева прямо указала на причастность режиссера к совершению преступления.

Тем временем в Минкультуре дали свои характеристики происходящему. Глава ведомства назвал арест «печальной ситуацией», а его заместитель – домашний арест Серебренникова – «мерой гуманной». Общество же в оценках деяний Серебренникова и правоохранительных органов, раскололось в своей категоричности надвое. Творческая интеллигенция, и это было вполне ожидаемо, выступила за немедленное освобождение главы «Гоголь-центра» и за свободу самовыражения в искусстве. Здесь надо учесть, что в ее числе есть деятели искусства, имеющие примерно такие же взаимоотношения с бюджетными грантами, как и Серебренников, и, соответственно, имеющие все шансы тоже стать объектом расследований. То есть, помимо чисто человеческого сочувствия режиссеру, имеет место и такая вот финансово-корпоративная солидарность.

В свою очередь, другая часть общества, не столь близко знакомая с темой искусства и его бюджетного наполнения, вспомнила известную формулу, что «вор должен сидеть в тюрьме». Ключевым же в дискуссии двух половинок общества стал вопрос: является ли широкая общественная известность того или иного лица индульгенцией от Уголовного кодекса. 

Комментирует член Общественной палаты РФ Екатерина Курбангалеева:

«В последнее время на фоне политического затишья – большая часть федеральной политической элиты на каникулах, а регионы после скандалов с муниципальным фильтром пока довольно тихо копошатся в своих выборах – повестку задает культурная сфера. Продолжается скандальное, но яркое продвижение фильма Алексея Учителя «Матильда», только что отшумела история с переносом премьеры балета «Нуреев», выходит на финишную прямую дело экс-замминистра культуры РФ Григория Пирумова. Теперь вот громкий и неожиданный, хотя дело шло к этому, арест режиссера Кирилла Серебрянникова. Пожалуй, на данный момент среди сидельцев он располагает самой большой, влиятельной среди творческой интеллигенции и последовательной группой поддержки. И надо отдать должное тому единению, которое пока творческая интеллигенция демонстрирует.

О каких-то выводах говорить все-таки рано: не доказана вина, если она вообще есть, не очевидна доказательная база, непонятны истоки скандала – что явилось катализатором для силовиков (чего вдруг?). Это частный случай? Или фрагмент общей картины сжимающегося пространства вокруг министерства культуры РФ и лично его министра Владимира Мединского. Но к чему тогда такие сложности?»

Комментирует президент РАПК Алексей Куртов:

«Я не знаю, кто в этом деле прав или виноват, но общественный резонанс в нем вызвал факт широкой известности Серебренникова. Когда арестовывают по какому-либо уголовному делу простого человека, об этом знают всего лишь его родственники и знакомые. На защиту известных людей всегда найдется достаточное количество общественных активистов».  

Комментирует главный редактор интернет-журнала «Гефтер» Глеб Павловский:

«Серебренникова арестовали потому, что сегодня это легко сделать, и нет ни сдерживающих институтов, ни уважения к уровню и репутации. Есть понятие «меритократия», то есть, неформальное уважение к лучшим. Меритократическое начало присутствует во всех, даже в авторитарных и тоталитарных режимах. Оно было даже в СССР. Но в Российской Федерации меритократическое начало отсутствует, и Серебренникова ничто не защищает с этой стороны.

Незадолго до ареста Серебренников в одном из интервью говорил, что в России рядом находятся человеческие, европейские поля активности, где люди живут, творят, а рядом с этим – миры Кафки. Так было, и так есть сегодня. Сегодня эти миры Кафки расползаются, отбирая места у людей. И нет способа искать у одной кремлёвской башни защиты от другой – это как в мирах Кафки искать защиты у начальника колонии».

Комментирует доцент кафедры госуправления РАНХиГС Екатерина Шульман:

«То, что известно как дело «Гоголь-центра», является частью борьбы за средства, вращающиеся в орбите министерства культуры. Ее участники заботятся о мнении высших чиновников, коллег и соперников, общественный резонанс их не волнует. При отсутствии единого центра принятия решений важнее становятся не закулисные договоренности, а максимальная публичность и проявление корпоративной солидарности. В ситуации, когда центры власти борются друг с другом на всех фронтах, это может повлиять на решения относительно меры пресечения и впоследствии на приговор».

Асимметричная дипломатия

Традиционно дипломатия предполагает зеркальные ответы на действия другой страны. Нынешнее состояние российско-американских отношений, судя по всему, зеркальные методы взаимных уколов почти исчерпало, вследствие чего в ход пошли уколы незеркальные. Первой асимметрию внесла Россия, предложив в ответ на высылку 35 дипломатов уравнять численность посольств и консульств на территориях двух стран. Этим отправив домой сразу около 750 американских работников. В Вашингтоне взяли на обдумывание паузу, а потом объявили свой ход в этой партии. Неэмигрантскую визу россияне, жаждущие посетить Америку, теперь будут получать или в Москве, или в других странах. При этом автоматически удлиняются сроки рассмотрения заявок и проведения собеседования. Сделали ли они этим бюрократическим ходом России очень больно, сказать сложно. За прошлый год американскую визу получили чуть более 100 тысяч россиян. То есть, США не являются объектом избыточного внимания или поклонения россиян.

Комментирует генеральный директор АПЭК Дмитрий Орлов:

«На мой взгляд, визовая война не будет долгой, и в этой сфере через некоторое время наступит фаза нормализации. Безусловно, она создает гражданам определенные неудобства, сокращает пассажиропоток и туристический поток в США. Визовый кризис займет 2-3 года, чего нельзя сказать о санкционном режиме, который продлится намного дольше».

Курица – не птица, Москва – не столица

Избыточно-ускоренный рост московской агломерации-метрополии уже давно, в силу ли провинциальной ревности или соображений безопасности и технократизма, вызывал дискуссию о возможном переносе столицы куда подальше, скрыв ее или под сенью Уральских гор, или еще далее, где-то в Западной Сибири. Определенный резон в этом есть, если оперировать категориями ядерной войны, экологической перегрузки или транспортного коллапса, который стал в Москве уже неотъемлемой частью городского пейзажа. Московская агломерация, включая область, уже насчитывает около 30 млн человек, и этот рост пока не прекращается. Граждан в том винить ни к чему, они ищут где комфортнее, сытнее и больше социальных лифтов. Москва уже поделилась частью столичных функций с Санкт-Петербургом. Однако, возможный переезд даже не из Москвы, а просто на пару километров за пределы МКАД в совхоз «Коммунарка» Госдумы и Совета Федерации, анонсированный несколько лет назад, столкнулся с неодолимым сопротивлением чиновников.

Нынешний сыр-бор разгорелся после того, как председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов анонсировал Администрации президента РФ свою «Доктрину размосквичивания». Сейчас документ находится в Минэкономразвития. Масла в огонь добавили слова политолога Дмитрия Орлова, заявившего, что на роль новой столицы России лучше других городов подходит Екатеринбург. Впрочем, политолог оценил такой сценарий как маловероятный. Тем временем в обществе разгорелась активная дискуссия с предложением и других мест для отправления столичных функций, а также во сколько миллиардов это бы обошлось. В свою очередь, мэр Москвы Сергей Собянин назвал доктрину Крупнова «фейковой новостью», уточнив, что есть исторический опыт ссылать на Дальний Восток иных чиновников и без переноса столицы и за куда меньшие деньги, нежели предполагаемые миллиарды и триллионы. 

Комментирует президент РАПК Алексей Куртов:

«Мировая практика показала, что в таких переносах есть рациональное зерно. Положительные примеры – Бразилия, Казахстан. Вначале это вызывало вопросы, но потом были видны плюсы, которые заключались в снижении нагрузки на те мегаполисы, где столица была ранее. Это рационально с точки зрения экономики и геополитики. Но почему эта тема вдруг стала обсуждаться сейчас – это тоже вопрос».

Комментирует генеральный директор АПЭК Дмитрий Орлов:

«Перенос столицы из Москвы в места, более приближенные к географическому центру страны, сегодня находится в центре общественной дискуссии. Однозначного ответа – переносить или нет – пока не существует. То, что к этой дискуссии подключилось множество политиков и представителей региональной власти, показывает, что тема не надумана. Основание для нее создают две основных проблемы – сверхконцентрация налоговых поступлений и перенаселение. Перенос столицы в Екатеринбург, какой-то другой город или строительство с нуля позволили бы эти и другие проблемы существенно ослабить. Элиты Екатеринбурга и других городов готовы к переносу столицы, но здесь надо тщательно взвешивать все факторы».

Ссылка


Возврат к списку