у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77
 

Праймериз «Единой России»: принцип ковчега

Праймериз «Единой России»: принцип ковчега   05.06.2018

Мнение ведущего аналитика Агентства политических и экономических коммуникаций


Пока в «Единой России» подводятся окончательные итоги праймериз, за отдельными эпизодами этой кампании можно увидеть значимые перемены в стратегии «единороссов».

Во-первых, довольно обсуждаемым стало участие в праймериз организатора мартовского митинга в Кемерово Игоря Вострикова — по предварительным данным, ставшего лидером среди кандидатов, претендующих на выдвижение по спискам партии в областной совет по территориальной группе №9. Общественники-критики региональных властей становились кандидатами от «Единой России» и раньше — как правило, на муниципальных выборах. Чаще это были представители ОНФ (среди участников праймериз и местных выборов-2017 отметим, например, депутата Барнаульской городской думы Марину Ермоленко); реже — независимые общественные активисты (как, например, участвовавшая в прошлогодних муниципальных выборах в Москве критик градостроительной политики мэрии Елена Ткач). Тем не менее в подавляющем большинстве случаев это были критики региональных и местных, но не федеральных властей. Случай Игоря Вострикова выделяется на этом фоне — сложно вспомнить пример, когда шанс стать кандидатом от «Единой России» в региональное заксобрание получает человек, довольно резко отзывавшийся не только о региональной администрации, но и о руководстве страны. Готовность партии сотрудничать с таким кандидатом никак нельзя объяснить чисто электоральными мотивами. При всех сложностях транзита власти на Кузбассе на результат «Единой России» привлечение отдельных знаковых фигур на ее результат там практически никак не влияет. Возможно, это часть более серьезного федерального тренда.

Во-вторых, одним из главных составляющих лица партии на нынешних праймериз стал проект «ПолитСтартап», направленный на работу с молодыми людьми, имеющими амбиции в сфере политики и политтехнологий, но не обладающими соответствующим опытом. В связи с появлением этого проекта многие вспомнили другую инициативу «Единой России», реализовывавшуюся под эгидой ее молодежного крыла — «ПолитЗавод». Тем не менее позиционирование «завода» и «стартапа» отличается. Рассказывая о «ПолитЗаводе», функционеры партии специально подчеркивали число участников проекта, выдвинутых депутатами различных уровней. Сейчас такие примеры тоже есть — среди победителей праймериз в региональные заксобрания можно, например, вспомнить Павла Окладникова из Ненецкого округа. Но все же в связи с «ПолитСтартапом» «единороссы» особенно отмечают не примеры таких побед, а долю молодых кандидатов среди участников праймериз в целом (как известно, они составила 37% в масштабах страны, а в некоторых регионах оказалась выше).

В-третьих, одним из самых значимых терминов в заявлениях функционеров «Единой России» по итогам праймериз в 2017 году было обновление состава депутатского корпуса, которое становится возможным по результатам праймериз, — сколько депутатов уходящего созыва не будет выдвинуто вновь и сколько новых лиц появляется среди кандидатов. По сути, это оценка ситуации, сколько новых представителей элит придет на замену старым. Ребрендинг, тему которого ввел в партийную повестку секретарь Генсовета «Единой России» Андрей Турчак, насколько можно судить, предлагает взглянуть на задачи перезагрузки под другим углом. Об этом не говорится прямо, но по сути задачи ребрендинга сводятся не столько к замене одних людей на других в депутатском корпусе, а к привлечению к работе с партией таких деятелей и целых групп активистов, приход которых может позитивно скорректировать образ партии. При этом новые элементы образа не предполагают, насколько можно судить, разрыва со старым. Например, победа на праймериз по округу №6 в гордуму Нижнего Новгорода рабочего «ГАЗ» Артема Баранова, в декабре 2017 года задавшего вопрос Владимиру Путину о выдвижении в президенты, напоминает именно о консервативном образе «Единой России». Получается «принцип ковчега» — к работе с партией привлекается более широкий слой людей, которые могут повлиять на ее образ в глазах разных групп избирателей, в том числе не относящихся к ее ядерному электорату.

Выход страны из режима президентской гонки всегда актуализирует вопрос о том, как будет развиваться партийная система страны до следующей федеральной кампании. Один из вызовов для этой системы — наличие в стране большого слоя людей, которые не доверяют старым партиям. Нередко они также не чужды патерналистских надежд и при этом могут становиться движущей силой для серьезных локальных всплесков недовольства. Системная оппозиция, как и ОНФ на местах, далеко не всегда может работать с ними. Ребрендинг «Единой России» в идеале должен упростить ее коммуникацию с этой средой, в том числе инкорпорировав в состав партии или ее депутатского корпуса людей, которые могут этой прослойкой восприниматься благожелательно. Процесс это долгий, не все представители среды будут воспринимать прежних лидеров общественного мнения после начала их сотрудничества с «единороссами» (вспомним критику в соцсетях в адрес Игоря Вострикова), не все такие деятели «приживутся» в партии, в разных регионах партия тестирует различные подходы к такой перезагрузке. Но здесь тот случай, когда движение к цели само по себе может приносить определенный результат.

Ссылка



Возврат к списку