у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77

+7 (962) 907 90 98
 

Смыслы недели: наперегонки с ракетами, новые обязательства госкорпораций и бюджетные войны

Смыслы недели: наперегонки с ракетами, новые обязательства госкорпораций и бюджетные войны 26.10.2018

Экспертиза самых знаковых событий недели с Сергеем Марковым, Алексеем Мартыновым, Дмитрием Орловым, Екатериной Курбангалеевой, Дмитрием Фетисовым и Дмитрием Еловским

Не сказать, что уходящая неделя была богатой на внутриполитические события. Обошлось без серьезных интриг и громких отставок. Но нельзя обойти стороной заседание совета по стратегическому развитию и нацпроектам, а также принятие нового бюджета Госдумой на предстоящую трехлетку. Эти события определят экономическую политику государства в ближайшие годы. На внешней же арене все неспокойно. США выходят из Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности, что скрывает за собой настоящие военные угрозы для нашей страны. Смыслы недели обсуждаем с ведущими политологами страны.

Новая гонка вооружений?

Американский президент Дональд Трамп объявил, что его страна намерена выйти из Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (ДРСМД). Обвинил он в этом Россию, дескать, наша страна нарушает договор. Риторика неудивительна в свете отношений РФ и США. По словам министра иностранных дел Сергея Лаврова, встреча Владимира Путина и советника президента США по нацбезопасности Джона Болтона, прошедшая на этой неделе в Москве, дает понять, что решение уже принято Вашингтоном и вступит в силу в ближайшие месяцы. На эти события отреагировал экс-президент СССР Михаил Горбачев, который считает, что начинается новая гонка вооружений. Страшен ли нам выход США из ДРСМД? Мнения экспертов расходятся.

Комментирует политолог Сергей Марков:

«Для нас есть очень опасный вариант, который они планируют – поставить десятки, а может даже и сотни, ракет в районе Харьковской, Черниговской и Сумской областей прямо напротив Москвы. Это то же самое, что подставить пистолет к виску. Подлетное время – 5 минут. Практически не существует сегодня защиты, которая бы смогла перехватить ракету, долетающую за 5 минут до цели. Решение США созрело после того, как они поняли, что захватили Украину и могут размещать там любые системы вооружений.

Нам очень тревожно. У нас огромное количество политиков и экспертов являются криптопредателями. Они вечно нас успокаивают: «Ничего страшного! Пускай бандеровцы устанавливают власть на Украине. Ничего страшного! США не будут выходить из договора о РСМД». И вот результат. Штаты не пугают, они всерьез хотят выйти из договора о РСМД. У них задачи не абстрактные. Речь идет о том, чтобы поставить 200 ракет средней дальности, которые достигнут Кремля за 5 минут. Это расплата нам за последствия того, что Россия не помогла защитить законную власть на Украине». 

Комментирует политолог Алексей Мартынов:

«В этой ситуации Горбачев мог бы и помолчать. Я не думаю, что выход США из договора нам чем-то грозит и влечет какие-то последствия, как гонка вооружений. Для разъяснения логики американской стороны в Москву приезжал Болтон. По-моему, никто из высшего руководства России ему не отказал во встрече. Я думаю, что он эту логику разъяснил и она понятна.

Наши опасения заключаются в том, что США достаточно давно отступили от буквы того самого соглашения о РСМД, размещая вдоль нашей границы так называемые ракеты ПРО, которые и есть те самые ракеты малой и средней дальности. Грубо говоря, при замене чипа размером со спичечный коробок противоракеты превращаются в ракеты малой и средней дальности. На это мы неоднократно указывали нашим американским партнерам, они это игнорировали по понятным причинам. В результате к удивлению американской стороны у нас появились замечательные ракеты морского базирования. Они тоже нам начали предъявлять претензии и говорить: «Вы лукавите. Вот же ракеты малой и средней дальности у вас!». Российская сторона ответила, что это ракеты не наземного, а морского базирования. То есть можно без конца идти путем поиска «адвокатских» уловок, но все понимают, что происходит. Это не добавляет миру спокойствия.

Самая главная логика США в том, что эти договоры в 1980-х заключались между СССР и США, потому что только эти страны обладали соответствующими технологиями. Сегодня подобными технологиями обладают еще несколько стран, в первую очередь, Китай, который активно наращивает свой ракетный потенциал. Разговоры о необходимости присоединения Китая к договору о РСМД тоже идут несколько лет. Но это только разговоры. Китай справедливо говорит: «Постойте, тот договор подписывал Советский Союз. А где Советский Союз?». Мне кажется, что логика выхода США из договора заключается в том, что нужен новый договор, как минимум, на троих. Более того, мы тоже не против, но говорим, что нужно соблюдать сперва то, что есть. В процессе его действия мы можем вести переговоры на троих, и после того как выйдет новый договор, мы можем аннулировать старый».

В общую кассу!

В минувшую среду президент России Владимир Путин провел заседание Совета по стратегическому развитию и национальным проектам. Он заслушал доклад министра финансов Антона Силуанова о нацпроектах, разработанных правительством в соответствии с майским указом президента. Путин тут же потребовал от глав госкорпораций представить предложения по возможному вкладу в национальные проекты. Как известно, до 2024 года предполагается освоить более 28 трлн рублей. Главы корпораций после заседания совета чуть ли не в один голос заявили, что они регулярно вкладываются в нацпроекты, а после призыва президента увеличат объемы этой работы. Означает ли заявление Путина, что он недоволен участием этих компаний в развитии российской экономики и социальной сферы?

Комментирует генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов:

«Заявление президента преследовало как минимум две цели. Первое — закрепить сдерживающий подход в расходовании средств федерального бюджета на национальные проекты. Известна цифра 5%, на которую произошла коррекция. Президент фактически транслирует месседж – те ресурсы, которые федеральный центр выделяет для национальных проектов, должны быть достаточными, но не избыточными. Они должны расходоваться эффективно.

Вторая цель – вовлечение. Национальные проекты являются национальным приоритетом в силу своего названия, в силу масштабов и роли в экономической политике. Участниками, акторами этого процесса должны быть не только власти, но и крупные корпорации и даже частные компании. Таким образом и вырисовывается контур вовлеченности, который президент достаточно жестко обозначает».

Комментирует директор АНО НИЦ «Особое мнение» Екатерина Курбанагалеева:

«Очевидно, что в контексте амбициозных задач социально-экономического прорыва, с одной стороны, и в условиях ограниченного бюджета страны, с другой, необходимо привлекать дополнительные крупные источники финансирования.

Госкомпании, которые в последнее время уже начинают излишне эксплуатировать «бремя санкций», порой прося, а порой даже требуя государственной поддержки, могут и начать что-то отдавать государству. Думаю, что слова Владимира Путина имеют своей целью «вдохновить госкомпании на свершения»: слишком долго они думают, много считают и, похоже, жадничают».

Бюджетные войны

Бюджет на ближайшую трехлетку, судя по всему, тоже будет сориентирован вокруг национальных проектов. По прогнозам, профицит казны в 2019 году составит более 1,9 трлн рублей. По словам министра финансов Антона Силуанова, зависимость бюджета от цен на нефть снижается. А верстался он, исходя из задач по реализации национальных проектов, принятых в соответствии с майским указом президента. Впрочем, не все так радужно. Глава Счетной палаты РФ Алексей Кудрин раскритиковал бюджетную политику правительства. Он напомнил, что уровень бедности в стране все еще высок, что бюджет предполагает недостаточно вложений в образование и науку, высокий уровень которых обеспечивает любому государству экономический рост. Он также усомнился в средствах контроля за выполнением госпрограмм. В спор вмешался спикер Госдумы Вячеслав Володин. Он заявил, что необходимо выйти на качественно новый уровень работы в области эффективной реализации норм бюджета и усилить парламентский контроль со стороны профильных комитетов за исполнением госпрограмм отраслевыми министерствами. Проекту бюджета предстоит еще два чтения. В чем главная особенность нового главного финансового документа страны?

Комментирует политтехнолог Дмитрий Фетисов:

«Нужно говорить о том, что происходит около бюджета. Это, в первую очередь, контроль. Инструменты парламентского контроля есть, но сейчас они будут задействованы по максимуму. Опять было подчеркнуто, что делается большая ставка на нацпроекты. В этом плане Госдума работает в русле президентской повестки, она делает все, чтобы оставаться плечом, на которое мог бы опереться президент.

Бюджет вполне рабочий. Есть опасения, что будут вопросы по исполнению нацпроектов. Об этом говорил и Кудрин. Показательно, что дума собирается использовать инструменты своего контроля. Видимо, есть опасения, что на практике могут возникнуть трудности. Поэтому вводится дополнительный контроль министерств.

Насчет спора Кудрина и Силуанова: нельзя дать однозначную оценку. Кудрин старается быть на виду и постоянно показывает, что он хотел бы занимать более высокую должность. Можно вспомнить активную работу Кудрина во время обсуждения пенсионной реформы. Многие министры решили отсидеться в стороне. С одной стороны, есть капелька пиара в этом споре. Но позиция Кудрина действительно очень сильно расходится с позицией Силуанова. В этом споре нет ничего удивительного».

Комментирует политолог Дмитрий Еловский:

У нынешнего бюджета несколько особенностей.Впервые с 2011 он профицитный. Но по большей части профицит дают доходы, связанные с коньюнктурой - ценами на нефть и другие ресурсы, дополнительными поступления из-за девальвации рубля. Сама экономика показывает очень слабый рост. Также заслуга роста у налоговиков - они в последние годы очень много сделали в как в части более эффективного администрирования, так и в части борьбы с уклонистами, обналичкой и серыми схемами. Особенно им тут помогают новые информационные системы, вроде "НДС".

Особенность: верстка бюджета на основе национальных проектов. От госпрограмм сейчас переходят к нацональным проектам. По сути на сами расходы бюджета это не так сильно влияет. Меняется их организация - она становится несколько более заточенной под реализацию определенных приоритетов. Появляются ответственные на уровне вице-премьеров. Проблема в том, что нацпроекты верстаются с колес, поэтому по части из них к первому чтению нет ни списка объектов, ни постатейной росписи. Это вызывает напряжение со стороны и профильного комитета Госдумы и со стороны думской оппозиции. Смогут ли в будущем нацпроекты помочь сделать бюджет более эффективным во многом зависит от того, насколько жестко будет Президент спрашивать с ответственных и насколько жесткие KPI будут заложены в нацпроектах, насколько их будут отслеживать. Пока формируется неплохая конструкция, когда есть персонально ответственный на уровне вице-премьера, есть Счетная палата во главе с активным руководителем, есть парламентский контроль со стороны депутатов.

Продолжается сокращение полномочий регионов. У них изымаются налоговые доходы, которыми регионы могли бы распоряжаться самостоятельно. Компенсируются выпадающие доходы в виде трансфертов, которые как правило имеют целевое назначение и находятся под жестким контролем Минфина.С одной стороны в краткосрочном периоде это позволяет более эффективно расходовать бюджетные средства, снижать потери от неэффективности и коррупции.
В долгосрочной перспективе, это фактически вычеркивает муниципальный и региональный уровень из взаимооотношений гражданина и государства. С одной стороны аппарат чиновников может просто не справиться с валом запросов от граждан. С другой стороны и весь негатив людей будет направлен на федеральный уровень власти. Это очень рискованная стратегия гиперцентрализации, которая снижает устойчивость политической системы, делает ее менее гибкой, более неповоротливой и менее эффективной.

Ссылка


Возврат к списку