у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77
 

Путин выступил со второй «мюнхенской» речью. Первую помнят 12 лет

Путин выступил со второй «мюнхенской» речью. Первую помнят 12 лет 08.06.2019

Пока президент гасил конфликт с бизнесом, полиция подарила ему новый — с журналистами

Выступление президента России Владимира Путина на Петербургском форуме должно было стать главным событием дня — это ясно из его текста. Однако в действительности информационная повестка 7 июня 2019 года в России была занята совсем другим событием: задержанием журналиста«Медузы» Ивана Голунова в Москве по подозрению в покушении на незаконные производство, сбыт или пересылку наркотиков. Без сомнений, «дело Голунова» станет длительным информационным сериалом, который повлияет на имидж страны (может быть, и не так масштабно, как дело Майкла Калви, хотя близко к делу Кирилла Серебренникова).

Но влияние выступления президента на форуме 2019 года не перебьет: уже говорится, что Владимир Путин произнес свою вторую «мюнхенскую» речь (подразумевается выступление на международной конференции по безопасности в 2007 году, вызвавшую стресс в западном истеблишменте). Корреспондент «URA.RU» сообщает, что же было заявлено в Питере, и что вы могли пропустить, следя за делом Голунова.

Пленарное заседание Петербургского форума в 2019 году побило рекорд продолжительности. Дискуссия с участием президента России Владимира Путина вместо отведенных на нее регламентом двух часов заняла сразу три, что стало абсолютным рекордом последних пяти лет (тогда разговор едва превышал два с половиной часа).

Рекорд по представительности, надо думать, тоже был побит. Компанию российскому президенту составили председатель КНР Си Цзиньпин, президент Болгарии Румен Радев, премьер Армении Никол Пашинян и его коллега из Словакии — Петер Пеллегрини, а также генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш.

Владимир Путин обозначил два сценария возможного развития событий в мире: «Первый […] когда общие международные правила будут подменяться законами, административными и судебными механизмами одной страны или группы влиятельных государств, как поступают сегодня, я с сожалением это констатирую, Соединенные Штаты, распространяя свою юрисдикцию на весь мир […] И второй сценарий — это фрагментация глобального экономического пространства политикой ничем не ограниченного экономического эгоизма и его силовое продавливание.

Но это путь к бесконечным конфликтам, к торговым войнам, а может быть, даже не только торговым, образно говоря, к боям без правил: всех против всех».

Возможное решение этих проблем Путин видит в достижении новых «договоренностей, которые соблюдаются всеми», «отказа от навязывания всем одного, единственно верного канона» и «гармонизации национальных экономических интересов, принципов взаимодействия, конкуренции и сотрудничества между странами со своими различными моделями развития, особенностями и интересами».

Руководствуясь этим, считает президент, необходимо «адаптировать к современным реалиям систему мировой торговли и повысить эффективность работы Всемирной торговой организации, наполнить новыми смыслами и содержанием другие международные институты», а также «учесть запросы и интересы развивающихся стран». «Это и есть равные условия для развития», — резюмировал Путин, предложив собравшимся «подумать о создании открытого, доступного банка данных с лучшими практиками и проектами развития».

Он также упрекнул отдельные государства за «торговые войны и санкции, откровенное экономическое рейдерство», используемые для сохранения их господства в мире. Добиваясь этого, уверен президент, державы стремятся не допустить реализацию крупных проектов («Северный поток-2») и «бесцеремонно выталкивают с рынка» таких гигантов, как Huawei, что «в некоторых кругах называют „первой технологической войной“, наступающей в цифровой эпохе». В дополнение к этому президент призвал «переосмыслить роль доллара», ставшего инструментом давления, и «оградить товары первой необходимости от торговых войн и санкций».

Сам Путин позже напомнил, что еще 12 лет назад обозначал опасности «однополярного мира» — модели алогичной и не отвечающей задачам будущего. Знаменитая «мюнхенская речь» российского президента в 2007 году прозвучала в столице Баварии на конференции по вопросам политики безопасности.

Вопросная сессия осветила всю широту мировой повестки. Объяснение того, почему Путин не поздравил украинского президента Владимира Зеленского с инаугурацией, было простым: «Я разве отказывался? Мне никто не предлагал. Мы не отказываемся от контактов, будем работать. А он продолжает антироссийскую риторику, не определился с позицией». Объединения с Белоруссией не будет, а Северной Корее Россия готова «посодействовать» в деле возобновления переговоров с США.

Отвечая на краеугольный для мира вопрос о деле самого эффективного иностранного инвестора в России Майкла Калви, обвиняемого в хищениях 2,5 млрд рублей, президент дал совет всем напрягшимся сегодня инвесторам сразу:

«Читайте Библию, в ней все написано — не воруй, веди себя прилично, и дело с концом», — заявил президент, напомнив, что пока нет решения суда, люди невиновны, в том числе и Калви.

Политолог Максим Жаров считает, что конкретного ответа про Зеленского не было, поскольку у того «не сформирована администрация, потому что у него фактически открытый конфликт с Верховной Радой Украины, которую он распустил, и действующий состав депутатов открыто президенту противодействует в связи с этим». «От Белоруссии, как дал понять президент, Москва хочет и требует, чтобы союзное государство реально работало, и пункты соглашения исполнялись не только на бумаге», — считает эксперт.

Политолог Дмитрий Орлов согласен, что «речь Путина на Петербургском форуме — это „экономическая мюнхенская“ речь». «В логике президента сочетаются критика „экспансионистского универсализма“, жесткое отстаивание национальных экономических интересов и невмешательство в торговую войну США и Китая», — объяснил эксперт.

«С мюнхенской речи прошло немало лет, — оппонирует политолог Константин Калачев. — Сколько у нас прибавилось союзников? Как ни странно, внешнеполитическая часть выступления понятней внутренней аудитории. А часть экономическая — внешней. То, что Путин говорит про экономику — прагматично и разумно. А в вопросах внешней политики президент как будто раз за разом убеждает самого себя. Несбыточные предложения о неком новом справедливом миропорядке очень контрастируют с прагматизмом Китая. Китай вместе с водой ребенка не выплеснет, для него экономическое развитие — приоритет не на словах, а на деле».

Директор института общественных исследований Сергей Марков считает речь президента на форуме «более радикальной по своим тезисам (по сравнению с мюнхенской, — прим. ред.), правда и ситуация в мире сейчас иная». «Иностранная элита на мюнхенской конференции была потрясена тем, что Путин сказал о несогласии с однополярным миром, и что США не обладают силой, чтобы удерживать его таким. Сейчас в этом выступлении ничего не потрясло. Отличает и то, что тогда Путин говорил о „желеобразном“ мире, который против американского диктата. А сейчас выделились жестко две силы — антиимперские — это Китай и Россия. В этой новой речи заявлена некая стратегическая связка, противостоящая этим попыткам гегемонии».

Ссылка


Возврат к списку