у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77

+7 (962) 907 90 98
 

Орлов обвиняет Белковского в плагиате

16.11.2005

Орлов обвиняет Белковского в плагиате

17 ноября 2005 г. в пресс-центре РИА «Новости» состоится пресс-конференция генерального директора АПЭК Дмитрия Орлова «Левый поворот-2: Национальный проект, утопия или плагиат? »
Согласно мнению Д. Орлова, предложения автора статьи «Левый поворот-2», написанной С.Белковским от имени М. Ходорковского, заимствованы с грубыми упрощениями из аналитического доклада Д. Орлова «Легитимация итогов приватизации в России» (АПЭК, Москва, январь 2005).
Для проведения легитимации приватизации, по мнению автора доклада, приход к власти коммунистического правительства абсолютно не является необходимым, что подтверждает пример Великобритании. Необходим широкий национальный диалог власти, общества, элит и бизнеса. Однако, для С. Белковского такая модель недопустима: она исключает активную роль внесистемных элементов, к которым относится и он сам.
В целом, идеи автора статьи «Левый поворот-2» компилятивны, неоригинальны и во многом заимствованы из многих источников, в том числе из высказываний Президента РФ, столь жестко критикуемого господином Белковским. Яркое свидетельство этого - детальный контент-анализ «концептуальных» статей М. Ходорковского.
Согласно позиции Д.Орлова, «Левый поворот» -- это классический симулякр: миллиарды Белковского-Ходорковского фантомны, а Президент РФ реально проводит новый социальный курс. Именно поэтому, «левый поворот» становится все более и более радикальным.
Таким образом, предложения консультантов, стоящих за М. Ходорковским (С. Белковский), не несут в себе конструктивного содержания. Они направлены на дестабилизацию политической ситуации в России и мобилизацию откровенно «бунтарских» настроений. Белковский, заявляющий об ответственности перед Россией, на самом деле абсолютно безответственен.


Дмитрий Орлов
ЛЕГИТИМАЦИЯ ИТОГОВ ПРИВАТИЗАЦИИ В РОССИИ
Аналитический доклад
Москва
Январь 2005

Легитимация итогов приватизации – крайне острая проблема, непосредственно влияющая не только на текущую экономическую политику, но и на стабильность экономической системы. Десятилетний юбилей ряда крупнейших приватизационных сделок (2005) – одновременно и рубеж для качественной оценки их эффективности, и окончание срока давности по правонарушениям в ходе их совершения.

Принципы легитимации. Национальный диалог.
Накануне юбилея экспертное сообщество, большинство представителей властной элиты и институциональные иностранные инвесторы фактически солидарны в том, что «закрыть книгу приватизации» без легитимации крупнейших сделок, прежде всего заключенных в 1994-1997 годах, невозможно: отсутствует долговременная прочная основа для стабильных отношений собственности и экономического роста, затруднен приток инвестиций. В общественном мнении растет количество «национализаторов» -- сторонников безвозмездного и безусловного возвращения крупной собственности государству. По данным некоторых исследований, эту точку зрения уже поддерживает более половины населения страны, а за относительно адекватные «компенсационные» варианты легитимации выступают лишь от четверти до трети опрошенных.
Именно это обстоятельство диктует необходимость оперативной разработки эффективного механизма легитимации итогов приватизации. Он должен быть создан в процессе широкого национального диалога, включающего представителей Администрации президента, крупного бизнеса, парламента и формируемой Общественной палаты, Счетной палаты и судебной системы, институциональных иностранных инвесторов. Основой национального диалога по легитимации приватизации должно стать признание незыблемости института законно приобретенной собственности, закрепленное статьей 35 Конституции РФ, и его высокой общественной ценности. Стабильность сложившихся бизнесов также представляет собой ценность, поэтому «репрессивные» коннотации недопустимы, от кого бы они ни исходили. Механизм легитимации обречен быть политическим, однако он должен иметь прочные правовые основания, общественную поддержку и моральное влияние.

Общественное мнение: status quo, национализация, «возмещение».
По данным общероссийского опроса ВЦИОМ, проведенного по заказу СНС в ноябре 2004 г., 23,4% респондентов выступают за тотальную национализацию крупнейших предприятий – «без какого-либо возмещения», 19,8% -- за национализацию с вознаграждением нынешних собственников «за успешное управление». Суммарная масса сторонников национализации -- 43,2% опрошенных – практически совпадает с масштабами алармистского большинства, выступающего за максимально жесткое государственное вмешательство в экономику. Сторонников относительно адекватного решения – «обязать собственников компенсировать государству заниженную стоимость приобретенных ими предприятий» -- в соответствии с данными ВЦИОМ-СНС почти треть, 32,9%. Либеральная позиция («признать все сделки законными») откровенно маргинальна – ее поддерживают лишь 12,2% опрошенных.
ROMIR Monitoring (общероссийский опрос, декабрь 2004 г.) дает сопоставимые данные. «Нужно вернуть в собственность государства все предприятия по добыче и переработке природных ресурсов» -- такой ответ дают 34% респондентов. Еще 19% выступают за то, чтобы «вернуть государству и национализировать самые крупные предприятия, принадлежащие олигархам». Критическая масса «национализаторов», таким образом, намного выше (53%), чем по данным опроса ВЦИОМ-СНС. Государство должно выкупить предприятия у крупных собственников «за ту цену, за которую они сами их купили во время приватизации» -- так считают 8% опрошенных, а 6% выступают за выкуп «по нынешней рыночной цене». Еще 11% считают по поводу итогов приватизации, что «пересмотр не нужен. Надо только значительно увеличить налоги на крупных собственников». Итак, сторонников «возмещения» в той или иной форме по данным ROMIR Monitoring – 25%. И только 12% утверждают: «пересматривать результаты приватизации нельзя. Пусть вся собственность останется у тех, у кого она сейчас».
Хорошо видны два неравных полюса населения – сторонников «status quo» (12-12,2%) и «национализаторов» (43,2-53%). Ни один из них не может служить социальной базой для выработки реального механизма легитимации приватизации – прежде всего из-за радикализма позиций. Лишь «институционалисты», поддерживающие различные варианты «компенсации» и «возмещения» (25-32,9% опрошенных), могут сыграть эту роль.

Экспертное сообщество: качественный сдвиг в сторону легитимации.
Наиболее симптоматичным свидетельством этого сдвига в представлениях экспертного сообщества стало признание одного из идейных отцов российской модели приватизации Андерса Ослунда: «Главный аргумент за приватизацию или против нее – это ее политическая и социальная приемлемость. Если она неприемлема, итоги приватизации могут быть отменены, несмотря на все положительные результаты» (Ослунд А. Дилеммы приватизации в России.//Россия: ближайшее десятилетие. Сб. статей Московского центра Карнеги. Качинс Э., Тренин Д., ред. М., 2004. С.31). Одновременно с Ослундом значительно скорректировал свою позицию Евгений Ясин. Выступая на круглом столе, организованном Счетной палатой, он впервые дал негативную оценку залоговым аукционам. Александр Шохин в рамках той же дискуссии был более жестким: по его мнению, «с самого начала планировалась не схема кредитования под залог, а схема продажи по заниженным ценам… Хотя теоретически я не знаю, можно ли это притворной сделкой называть…» Анализируя участие западных инвесторов в приватизационных сделках, Ксения Юдаева приходит к выводу о том, что «по различным «техническим» причинам еще ни одной иностранной компании не удалось участвовать в аукционах по приватизации компаний федерального значения» (Юдаева К. Нужна ли Россия иностранным инвесторам? Там же. С. 35).
Критические оценки приватизации в России и призывы к легитимации сложившихся отношений высказываются влиятельными западными экономистами. Джозеф Штиглиц заметил: «Провести быструю приватизацию нетрудно, если не обращать внимания на то, как происходит эта приватизация – по сути, в основном путем раздачи ценной государственной собственности своим друзьям». Наиболее определенную (и довольно «инструментальную») позицию занял недавно Маршалл Голдман: «Один из способов возвратить часть экономической ренты, захваченной олигархами в ходе первой приватизации государственной собственности, состоит в объявлении амнистии… в обмен на значительные дополнительные выплаты в государственный бюджет в качестве компенсации за первоначальные недоплаты и скрытые от налогообложения доходы. В противном случае Россия так и останется страной, где право разбойника сильнее, чем главенство закона» (Голдман М. Власти разбойников пришел конец.//Transition. Вестник Всемирного банка. Русская версия. 2004. №3. С. 76).
Итак, либералы и даже экономисты, близкие к власти в 90-е годы, постепенно эволюционируют в своем отношении к приватизации. Меняется и точка зрения западных экспертов. При этом российские экономисты -- институционалисты и консерваторы – традиционно выступают за различные варианты легитимации. Совет по национальной стратегии одним из первых поднял эту проблему в экспертном сообществе и публичном пространстве. А в экспертно-модельном исследовании, проведенном СНС совместно с Институтом «Восток-Запад» и Агентством политических и экономических коммуникаций осенью 2004 года, эксперты различных направлений признали вывод активов лидирующей стратегией крупного российского бизнеса в 2005-2012 годах – в случае, если модель экономической политики не будет изменена. Это косвенное, но вполне определенное свидетельство в пользу необходимости легитимации крупной собственности. Не будет преувеличением отметить, что у большей части экспертного сообщества существует консенсус по поводу легитимации. Это, разумеется, не означает единства подходов в выборе механизма этого процесса. Более того, этот механизм еще по существу не разрабатывался. В настоящем докладе впервые предлагается его «пошаговый» вариант.

Правовые основания легитимации.
Правовые основания легитимации очерчены в материалах Счетной палаты РФ «Анализ процессов приватизации государственной собственности в РФ за период 1993-2003 годов». В соответствии с выводами Счетной палаты, можно считать несомненной общую легитимность процесса приватизации в России, что не означает «объявления «заочной амнистии» лицам, совершившим нарушения в этой сфере».
Главное правовое основание процесса легитимации -- статья 301 Гражданского кодекса (ГК) РФ, в соответствии с которой «каждый законный собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного завладения». Эта норма не противоречит ни международному праву, ни статье 35 действующей Конституции РФ, ни приватизационному законодательству, включая Указы Президента РФ и Государственные программы приватизации периода 1992-1997 годов. Аналогичные нормы содержались также в гражданском законодательстве СССР, РСФСР и Российской Федерации, которое отчасти продолжало действовать на момент совершения сделок. На основании статьи 301 ГК РФ государство может в судебном порядке поставить вопрос о соблюдении его прав как собственника в ходе проведения залоговых аукционов и других сделок по приватизации государственного имущества.
Счетная палата РФ справедливо отмечает, что «в зависимости от тяжести последствий совершенных противоправных действий и сроков их давности формы восстановления нарушенных прав законного собственника могут быть различными». В соответствии с логикой законодательства, доказанные необоснованное занижение цены или невыполнение условий инвестиционного конкурса со всей очевидностью влекут за собой выплату компенсаций в федеральный бюджет, доказанная притворность (недействительность) аукциона или инвестиционного конкурса -- отмену сделки с возвращением незаконно присвоенного имущества в собственность государства в лице ФАУФИ. По данным Счетной палаты РФ, из 12 залоговых аукционов 1995-1996 гг. в 8 сумма кредита, выделявшегося частными компаниями под залог госпакетов акций крупнейших компаний, превысила начальную цену лишь символически. А проведенный СП анализ состава участников и гарантов залоговых аукционов свидетельствует: в большинстве случаев или участники аукциона имели одного и того же гаранта, или один из участников являлся гарантом остальных, или участники были гарантами друг друга. Это прямо противоречит действовавшему на момент проведения аукционов законодательству, в том числе законодательству о приватизации.

Пошаговый механизм легитимации.
Создав достаточные правовые основания, Счетная палата РФ не предложила власти и обществу реального механизма легитимации приватизационных сделок. По оценке автора настоящего доклада, судебные процессы государства против компаний, незаконно получивших госпакеты в залог или в собственность, могут использоваться, но не могут быть основой этого механизма. Главные ограничительные «рамки» процесса – сохранение существующих бизнесов, инвестиционной привлекательности и стимулирование экономического роста. Именно поэтому необходим широкий содержательный диалог.
Процесс легитимации может занять от 3-4 до 10-12 лет. При этом в соответствии с логикой закона правовая база должна быть создана уже в 2005 году, а до конца 2006 года должны быть приняты все содержательные решения, определяющие механизм легитимации для конкретных компаний. Крупный бизнес должен быть привлечен к разработке нормативной базы легитимации. Кроме того, необходимы регулярные акции в рамках диалога власти и бизнеса по разъяснению намерений власти -- возможно, с участием Президента РФ.
Начальная «развилка» в проведении легитимации задается различными правовыми основаниями для притворных и «компенсационных» сделок.

Судьба притворных сделок.
Доказанная притворность аукциона или инвестиционного конкурса влечет за собой отмену сделки с возвращением незаконно присвоенного имущества в собственность государства в лице ФАУФИ.
В отношении сделок, притворный характер которых совершения которых не вызывает у государства сомнений, может быть запущен механизм, предполагающий изъятие государственной собственности из чужого незаконного завладения по ст. 301 ГК РФ. В соответствии с ним Счетная палата направляет материалы по сделкам в Генеральную прокуратуру РФ, которая обращается в суд с исками об их признании притворными и возвращении имущества государству.
Главная проблема заключается в том, что за время, прошедшее после залоговых аукционов и других сделок, государственные пакеты акций несколько раз меняли собственника. Нынешние собственники являются по преимуществу добросовестными приобретателями. Поэтому следствием судебных процессов (кроме тех случаев, в которых имущество удастся вернуть – их можно оценить как маловероятные) должны стать мировые соглашения Правительства РФ с крупными компаниями, аналогичные тем, что могут заключаться при легитимации «компенсационных» сделок.

Мировые соглашения Правительства РФ по «компенсационным» сделкам. Доказанные необоснованное занижение цены или невыполнение условий инвестиционного конкурса влекут за собой выплату компенсаций в федеральный бюджет.
Правительство РФ в лице ФАУФИ должно быть готово к «компенсационным» судебным процессам с компаниями, получившими государственную собственность, прежде всего в ходе залоговых аукционов 1995-1996 годов. Правовые основания для выплаты в федеральный бюджет масштабных компенсаций достаточны. Однако намного более конструктивным и для власти, и для бизнеса было бы достижение мировых соглашений, в результате которых:
• большинство нынешних собственников признаются добросовестными приобретателями, а не структурами, незаконно присвоившими государственную собственность и осуществлявшими вывод активов из-под налогообложения;
• собственники крупнейших компаний принимают необходимость определения и выплаты государству единовременного налога на непредвиденную прибыль и незаработанные доходы (условное название, аналогичное американскому и британскому windfall tax), закрепленного в соответствующем Федеральном законе, и активно участвуют в разработке его механизма.

Ограничение права отчуждения в рамках судебных разбирательств.
Начало судебных процессов создаст крупным компаниям две серьезные проблемы. Прежде всего отодвинется до решения суда срок исковой давности по правонарушениям в ходе приватизации. Кроме того, право отчуждения ряда компаний будет ограничено -- также до решения суда. Бизнес может настороженно воспринять такое развитие событий, однако западные аналоги ограничения права отчуждения (Aventis, Deutche Bank, Volkswagen и др.) и готовность части предпринимательского сообщества к подобным шагам (достаточно вспомнить инициативу Александра Шохина в апреле 2004 г.) способны смягчить его позицию. В любом случае статус добросовестного приобретателя, заключившего мировое соглашение с Правительством РФ, будет предпочтительнее судебного разбирательства. Именно поэтому бизнес должен быть заинтересован в получении такого статуса и завершении процесса легитимации в диалоге с властью.

Проведение оценки рыночной стоимости компаний.
После признания нынешними собственниками необходимости легитимации создается специальный механизм оценки рыночной стоимости крупнейших компаний, не связанный с текущей капитализацией бизнесов. Оценку проводит крупная западная инвестиционная/аудиторская компания, отобранная ФАУФИ по условиям тендера. Общая формула оценки определяется Федеральным законом о единовременном налоге на сверхприбыль.
Предлагается общая формула оценки приватизированных компаний, основанная на опыте Министерства финансов Великобритании 1997-2001 годов:
S = (а1+а2+а3+а4)/4 х (p/e1+р/е2+р/е3+р/е4)/4,
где S – рыночная стоимость компании, а1…а4 – чистая прибыль компании по МСФО за избранные 4 года до оценки, р/е1…р/е4 – price/earnings ratio (отношение капитализации к прибыли) за избранные 4 года до оценки.
Таким образом, если среднегодовая чистая прибыль компании, например, за 1999-2002 гг. составила 300 млн. долл, а средний за 4 года коэффициент p/e ratio равен 8, то рыночная стоимость компании составит 2 млрд. 400 млн. долл.

Проверка уровня эффективной налоговой нагрузки.
Параллельно с оценкой Федеральная налоговая служба проводит проверку уровня эффективной налоговой нагрузки и комплексную налоговую проверку. По ее итогам крупнейшим компаниям предъявляются налоговые претензии, которые согласуются с их менеджментом.
Единовременный налог на сверхприбыль и коррекция его общей суммы.
Для определения суммы единовременного налога на непредвиденную прибыль и незаработанные доходы, полученные в ходе приватизации, в соответствующем Федеральном законе может быть использована следующая формула:
S1 = S + N – S2,
где S1 – сумма единовременного налога, S -- рыночная стоимость компании, N – согласованные налоговые претензии, S2 -- цена последней сделки, в соответствии с которой была продана компания. То, что в формулу закладывается не цена приватизационной сделки, а последняя продажная цена, подтверждает статус компаний как добросовестных приобретателей.
Таким образом, при рыночной стоимости компании в 2 млрд. 400 млн. долл., согласованных налоговых претензиях в 600 млн. долл. и последней продажной цене в 400 млн. долл. windfall tax составит 2 млрд. 600 млн. долл.
Единовременный налог корректируется в соответствии с налоговой дисциплиной и степенью социальной ответственности компании и может быть снижен по решению Правительства РФ до 50% от первоначальной суммы.

Облигационная схема и дополнительная эмиссия.
Очевидно, что разовая выплата единовременного налога может быть существенно затруднена. Поэтому компании под контролем государства могут разработать и осуществить эмиссию корпоративных долговых облигаций – например, на 10 лет с гарантированным купонным доходом. Большая часть доходов от облигаций поступает в специальный фонд, аналогичный Стабилизационному, и расходуется (в соответствии с Федеральным законом о единовременном налоге на сверхприбыль) на крупные производственные и инфраструктурные проекты. В случае, если размер прибыли компании не позволяет ей обслуживать облигационную схему, компания проводит дополнительную эмиссию акций и перечисляет полученные от нее средства в федеральный бюджет.

Принятие Федерального закона об итогах приватизации в России. Объявление амнистии.
После завершения расчетов компаний с федеральным бюджетом или утверждения долговременных долговых схем принимается Федеральный закон об итогах приватизации в России, закрепляющий и окончательно легитимизирующий права собственников. Одновременно объявляется амнистия лицам, совершившим правонарушения в процессе приватизации, кроме преступлений против личности.

Результаты легитимации.
Непосредственным и быстрым результатом реализации предлагаемого механизма становится создание «параллельного фондового рынка», капитализация которого может в 15-20 раз превысить масштабы основного. Долгосрочные и перспективные результаты также очевидны:
• окончательная легитимация итогов приватизации в России;
• формирование «прозрачной» структуры собственности в крупнейших компаниях;
• нормализация налоговой ситуации;
• резкий рост общественного доверия к власти, бизнесу, законодательству и правоприменительной практике;
• стимулирование притока инвестиций, в том числе прямых зарубежных;
• стимулирование роста ВВП – с четвертого по девятый год реализации предлагаемой схемы экономический рост может составить, по нашей оценке, 9-11% в год.

Возврат к списку