у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77

+7 (962) 907 90 98
 

АПЭК подготовило рейтинг эффективности управления в субъектах Российской Федерации в 2017 году

20.12.2017

Пятый рейтинг эффективности управления в субъектах Российской Федерации, подготовленный Агентством политических и экономических коммуникаций (АПЭК) и Лабораторией региональных политических исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ), – уникальный интегральный аналитический продукт, основанный на синтезе экспертных оценок и специальным образом обработанных статистических и рейтинговых данных. В представленном рейтинге даны оценки эффективности ныне действующей региональной власти и высшего должностного лица субъекта Федерации на момент составления рейтинга, то есть на начало декабря 2017 года.

Общая динамика результата

Наше исследование показало дальнейший рост эффективности региональной исполнительной власти. Уже в прошлом исследовании мы отмечали рост среднего балла эффективности, который тогда достиг 0,604 единиц (в 2015 г. – 0,588, в 2014 г. – 0,592). В 2017 г. позитивный тренд продолжился, и средний балл достиг 0,618 единиц.

Наряду с этой положительной тенденцией обращает на себя внимание и «сглаживание краев» в результатах различных регионов: становится больше близких друг к другу результатов среднего уровня. Напротив, в этом году уже нет ни одного региона, у которого средний балл оказался бы ниже 0,5 (в прошлый и позапрошлый раз было по три таких региона, а самый низкий результат – у Бурятии – опустился в 2016 г. до 0,399). В то же время и регионов с высокими показателями сравнительно мало. Число регионов, средний балл которых превысил 0,7, снизилось с семи до шести. При этом у региона-лидера средние показатели довольно заметно упали.

Рост средних показателей эффективности региональной власти отмечается и по всем трем изучаемым нами направлениям. Наивысший средний балл по-прежнему характерен для социального блока, где он вырос с 0,637 до 0,646 единиц. Произошло и улучшение среднего показателя в политико-управленческом блоке – с 0,615 до 0,621. Традиционно отстающим остается финансово-экономический блок, но и здесь произошел рост показателя, причем самый заметный – с 0,56 до 0,586 единиц. Тем не менее очевидно, что отставание финансово-экономического направления объективно обусловлено тем, что у губернаторов меньше возможностей повлиять на эти показатели и их динамику.

На наш взгляд, можно выделить несколько причин, обусловивших позитивную динамику показателей эффективности регионального управления в России.

Во-первых, сильный позитивный эффект имели проведенные Кремлем замены в губернаторском корпусе. В прошлых рейтингах мы не раз обращали внимание на хроническое отставание результатов ряда губернаторов, и многие из них в этом году лишились своих должностей. Такими примерами стали, в частности, Бурятия (главный аутсайдер прошлого рейтинга), Карелия, Пермский край и другие. Новые губернаторы, как правило, получили гораздо более высокие оценки, которые в ряде случаев кардинально лучше, чем у их предшественников. Это свидетельствует о рациональном подходе Кремля к ротации в губернаторском корпусе и ее позитивных результатах. Хотя, конечно, губернаторам-новичкам еще предстоит оправдать связанные с ними ожидания.

Во-вторых, важный мобилизующий работу власти эффект имеет подготовка к президентским выборам 2018 г., сочетавшаяся в большом числе регионов с собственными выборами губернаторов и законодательных собраний осенью 2017 г. Налицо стремление большинства глав регионов, в которых готовились и уже прошли выборы, повысить качество своей работы. Что касается президентских выборов, то работа губернаторов по реализации требований центра выглядит в целом адекватно. Губернаторы активно занимаются реализацией «майских указов», учитывая, что теперь им уж точно некуда «отступать» в этой работе. В этой связи улучшились многие показатели в социальной сфере и финансово-бюджетной политике, в том числе ситуация с зарплатами бюджетников и различными (но не всеми) социально значимыми расходами, переселением из аварийного и ветхого жилья.

В-третьих, регионы демонстрируют заметные позитивные изменения в финансовой сфере. Продолжается рост доходов консолидированных бюджетов субъектов Федерации, что является благоприятной тенденцией само по себе. Но при этом власти проводят разумную финансовую политику, стремясь достичь бюджетной сбалансированности и рационально подходя к своим расходам. Кроме того, во многих регионах отмечается существенный экономический рост. В этих условиях, на наш взгляд, в работе региональной власти стало больше планомерного и спокойного технократического подхода к управлению экономикой и финансами.

В то же время, как и прежде, отмечаются заметные различия в степени эффективности работы властей одних и тех же регионов по разным направлениям. Это и приводит к сближению средних оценок, за которыми могут стоять очень разные оценки по успешным и малоуспешным конкретным направлениям работы региональной власти.

Позиции лидеров

Довольно устойчиво выделяется группа регионов, которые добиваются наилучших результатов по всем или большинству направлений, а уже это свидетельствует о качестве работы региональной власти. Как правило, это регионы с уже достаточно опытными главами, постоянно демонстрирующими хорошие результаты своей работы. Примечательно, что первая двадцатка рейтинга осталась почти без изменений. Не изменился и лидер рейтинга, которым, как и в прошлом году, стала Тюменская область.

Одно из самых заметных изменений в рейтинге связано со значительным ухудшением позиций Татарстана, который ранее занимал и первое место. В прошлом году республика переместилась на второе место, но в этом году ей досталось только девятое место. Конечно, Татарстан остается среди лучших регионов России, но ухудшение ситуации налицо. В связи с падением результатов Татарстана на более высокие позиции переместились другие регионы: Белгородская область - с третьего места на второе, Чеченская Республика – с четвертого на третье, Ямало-Ненецкий АО – с пятого на четвертое. В пределах первой десятки отмечается также незначительная негативная коррекция позиции Башкортостана: с 8-9-го места он перешел на десятое.

Среди регионов в лидирующей части рейтинга, которые продемонстрировали наиболее заметный рост, выделяются Калужская и Тульская области. Калужская область вернулась в первую десятку, заняв пятое место (в прошлом рейтинге она была 13-й). Тульская область следовала примерно той же траектории, и с 14-го места поднялась на седьмое. В результате этих успехов немного улучшились позиции Москвы (перемещение с седьмого места на шестое) и ухудшились - Воронежской области (с шестого места на восьмое). Калужская и Тульская области оказались единственными регионами, которые вошли в этом году в первую десятку. Напротив, выбыли из первой десятки Московская и Сахалинская области, но резкого ухудшения показателей там все же не было.

Стабильностью отличается не столько десятка, сколько первая двадцатка рейтинга, в рамках которой немало внутренних перемещений, но в целом ее состав стабилен. Из этой группы выбыл только Ханты-Мансийский АО, который ранее находился в самом ее конце, а теперь занял 28-е место. Напротив, оказалась в первой двадцатке Владимирская область, но только на 20-м месте и без особого роста (в прошлый раз она занимала 22-23-е место). Внутри второй десятки несколько ухудшились позиции Санкт-Петербурга, Ленинградской, Ростовской областей и Ненецкого АО. Напротив, более высокие места заняли Краснодарский край, Челябинская область и Чукотка. Но эта группа в целом стабильна, а отмеченные перемещения не означают фундаментальных перемен.

Позиции аутсайдеров

Напротив, гораздо более турбулентной выглядит ситуация среди аутсайдеров. Отчасти это обусловлено откровенно плохими результатами работы некоторых губернаторов, отчасти – заменами региональных глав, которые, как правило, привели к выходу регионов из числа явно отстающих.

Последнее место в рейтинге 2017 г. заняла Курганская область, которая и в прошлый раз была среди самых отстающих (с 82-го места перешла на 85-е). Остальные регионы, занявшие места с 80-го по 84-е, в прошлый раз находились несколько выше. Особенно заметное падение продемонстрировали Республика Алтай, Хакасия, Волгоградская область и Еврейская АО.

Выход из нижней шестерки на более успешные позиции почти всегда был связан со сменой губернаторов. Именно в этой связи покинули группу явных аутсайдеров четыре республики – Адыгея, Бурятия, Дагестан и Карелия. Наиболее заметным рост рейтинга оказался у Бурятии, занявшей последнее место в прошлый раз и теперь поднявшейся на 64 место. Но немного вырос и рейтинг Архангельской области, где губернатор не менялся: в прошлый раз она занимала 80-е место, а в этот – 75-е.

Аналогично неустойчивым выглядит и список тех регионов, которые занимают места с 70-го по 79-е. В этой группе позиции сохранил только Забайкальский край. Ее покинули в связи со сменой губернаторов и переходом на более высокие позиции Марий Эл, Пермский край и Новгородская область, а вошли в нее, но тоже в результате замены губернаторов (когда прошлые региональные лидеры имели еще худшие позиции) Дагестан и Карелия. Однако обращает на себя внимание и то, что вниз переместились два региона, где произошла замена губернаторов, но оценки ухудшились, - Ивановская и Новосибирская области.

Что касается регионов, где губернаторы в этом году не менялись, то в группу «70-79» переместились с более высоких позиций Ставропольский край, Калмыкия и Иркутская область (хотя последняя и так находилась «на грани», занимая 69 место). Напротив, улучшили результаты и покинули эту группу с перемещением выше две республики Северного Кавказа – Ингушетия и Северная Осетия, а также Амурская и Смоленская области.

Динамика региональных результатов

Для более точного и полного анализа динамики эффективности регионального управления мы обратили внимание на наиболее заметные изменения в положении регионов в двух вариантах его оценки – на основе изменения рейтинга (т.е. места региона) и изменения его среднего балла.

Наилучшая динамика роста регионального рейтинга (на 10 позиций и более) характеризует в большинстве случаев регионы с новыми губернаторами (но не все из их числа). Эту группу составили (в порядке убывания места, занятого новым губернатором) Красноярский край, Самарская область, Пермский край, Омская, Новгородская области, Удмуртия, Бурятия и Марий Эл. Также обращает на себя внимание существенный рост позиций Тверской области, где губернатор И.Руденя пришел к власти в 2016 г.

Однако выраженная позитивная динамика оказывается возможной и во многих других регионах. Причем речь не обязательно идет об экономически сильных регионах: наше исследование как раз имеет целью снизить влияние этого фактора на результат рейтинга и акцентирует вклад губернаторов в социально-экономическую и общественно-политическую ситуацию на территории. Ярким позитивным примером стала Тамбовская область, поднявшаяся с 36-го места на 24-е. Группу регионов с самой ярко выраженной позитивной динамикой рейтинга составили Вологодская, Ульяновская, Астраханская и Смоленская области.

В то же время большим оказалось число регионов, где динамика рейтинга оказалась выраженно отрицательной. Примечательно, что в эту группу тоже попали регионы с недавно назначенными губернаторами, но только два: Орловская и Новосибирская области - в отношении новых глав которых эксперты пока не смогли сделать положительных выводов. Заметное снижение позиций характеризовало также Кировскую область и Севастополь, где новые губернаторы избирались в 2017 г., а также Республику Коми, глава которой был избран в 2016 г.

В основном же падение рейтинга характеризует проблемные регионы с уже давно или относительно давно работающими главами. В частности, обращает на себя внимание продолжающееся ухудшение позиций Кемеровской области, что, вероятно, связано и со снижением активности А.Тулеева. На этот раз область переместилась с 21-й позиции на 29-31-е место. Заметно потерял, но остался в верхней половине рейтинга Хабаровский край. Несмотря на победу С.Жвачкина на выборах губернатора Томской области, его регион также серьезно опустился в рейтинге (да и сам губернатор показал наиболее низкий результат на выборах в сравнении со своими коллегами).

Ухудшение рейтинговых позиций характеризует в этом году ряд южных республик: Карачаево-Черкесию, Кабардино-Балкарию и Калмыкию, - а также расположенные на Юге Европейской части России Ставропольский край и Волгоградскую область. Есть также негативные примеры в Сибири, причем тоже расположенные рядом: Алтайский край и Республика Алтай, Хакасия, а на Дальнем Востоке отрицательным примером, помимо Хабаровского края, стала Еврейская АО.

Кроме того, мы обратили внимание на наиболее заметные изменения среднего балла эффективности. Учитывая общий рост этого балла, регионов, которые продемонстрировали снижение, относительно немного – это 31 субъект Федерации.

Лидером спада в соответствии с этим подходом и единственным регионом, где изменение среднего балла оказалось более -0,05, стал Татарстан.

Напротив, определилась довольно большая группа регионов, где произошел рост среднего балла более чем на 0,05 единиц. Но в основном эту группу составили регионы с новыми губернаторами, где рост рейтинга во многом обусловлен положительными экспертными оценками (поскольку статистических показателей, связанных с новыми губернаторами, нет или их немного): это Бурятия, Дагестан, Карелия, Марий Эл, Красноярский и Пермский края, Новгородская область. К ним, если учитывать фактор смены власти, примыкает Тверская область, но в ее отношении мы как раз уже использовали все статистические данные, и это, как выяснилось, только улучшило ее результат. В итоге единственным регионом с условно «старым» губернатором, где средний балл эффективности существенно вырос, оказалась Вологодская область. В целом же колебания среднего балла эффективности в большинстве регионов не были столь значительными, и с этой точки зрения изменения мест в рейтинге не обязательно означают столь уж радикальные перемены в уровне эффективности власти, как таковом.

Если говорить об общих тенденциях, единых для всех блоков, то наиболее успешных регионов со сбалансированными результатами динамических тенденций оказалось 14 – в них по всем трем блокам происходил рост среднего балла. Среди регионов с давно действующими губернаторами в эту группу попали Калужская, Тамбовская, Магаданская и Вологодская области, а также Архангельская область с низким результатом, но все-таки позитивной динамикой. В эту группу вошли также Тверская область и Северная Осетия, где главы пришли к власти сравнительно недавно, а также большое число регионов с новыми главами – Бурятия, Карелия, Марий Эл и Удмуртия, где уже прошли выборы, и Приморский край, Самарская область, а также Дагестан, где выборы (в последнем случае – непрямые) еще предстоят.

Напротив, снижение средних баллов по всем трем блокам – явление более редкое, но все же отмеченное нами в шести регионах, причем занимающих крайние позиции в рейтинге. Так, ухудшение отмечалось в Башкирии, Татарстане и Ленинградской области, но они остались среди регионов с высоким уровнем эффективности власти. Снижение баллов по всем трем блокам произошло и среди явных аутсайдеров – в Республике Алтай, Хакасии и Еврейской АО.

Анализ результатов по направлениям

Рассматривая результаты по различным блокам в отдельности, отметим, что, как и в прошлый раз, только в политико-управленческом блоке присутствуют регионы, где оценка эффективности превысила 0,8 единиц, то есть оказалась отличной. Такими регионами стали Чеченская Республика, сохранившая лидерские позиции на этом направлении, и вышедшая на второе место Белгородская область, в которой прошли успешные для Е.Савченко выборы губернатора. Кроме того, сразу 13 регионов добились оценки, превышающей 0,7 единиц, что свидетельствует о наличии в России немалого числа субъектов с высоким уровнем позитивного влияния губернаторов на общественно-политическую сферу.

Тюменская область, выигравшая в «общем зачете», в рамках политико-управленческого блока опустилась со второго места на 12-е. Также вышел из первой десятки Ямало-Ненецкий АО. Напротив, новичками в первой десятке стали Самарская область и Красноярский край, что связано с высокими оценками политических качеств их новых врио. Калужская область улучшила позиции в первой десятке, поднявшись на третье место. Остались в первой десятке Татарстан, Кемеровская и Тульская области, Чукотка.

Последнее место в политико-управленческой сфере заняла на этот раз Республика Алтай. Неблагоприятные результаты продемонстрировали и другие проблемные регионы Сибири и Дальнего Востока: Забайкальский край, Еврейская АО и Иркутская область, где у власти находится губернатор-коммунист С.Левченко. Однако обращает на себя внимание скептическое отношение экспертов к политической эффективности двух новых губернаторов: С.Воскресенского в Ивановской области и А.Травникова в Новосибирской области.

При общем росте среднего балла эффективности на этом направлении все-таки немногим более чем в половине регионов (в 45) произошло его снижение. На разнонаправленный характер региональной динамики влияли, конечно, и замены губернаторов, и итоги выборов региональных глав и законодательных собраний, учитываемые нами среди статистических показателей.

Но еще больший разброс показателей демонстрирует вся остальная используемая нами в данном блоке статистика. Например, в отношении динамики политически чувствительных трансфертов (которыми мы считаем субсидии и дотации, за вычетом дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности, см. ниже) регионы раскололись на две половины: в 43 случаях произошел реальный рост, в остальных спад (напомним, что при оценке динамики мы делаем поправку на инфляцию, см. ниже). Наибольший спад демонстрировала Москва, много потеряли Еврейская АО и Ингушетия. Напротив, мощный рост характеризовал Ненецкий АО, Крым и Краснодарский край. Аналогично очень сильно отличалась и доля выделенной нами группы трансфертов в трансфертах в целом. Она приблизилась к минимуму в Москве и была низкой (менее 10%) еще в ряде регионов, включая Санкт-Петербург, Якутию и других. Напротив, в ряде субъектов эта доля составила более половины, с явным лидерством Крыма, высокими результатами Севастополя, Татарстана, Калужской и Липецкой областей.

Анализ эффективности региональной бюрократии также свидетельствует о больших различиях между территориями. Например, доля расходов на общегосударственные вопросы в консолидированных бюджетах субъектов Федерации превысила 10% в Севастополе и Еврейской АО (что мы считаем примером низкой эффективности власти). Минимальный показатель продемонстрировала Калининградская область – всего 3,4%. Причем именно там произошло и наиболее заметное снижение этой доли, что свидетельствует о мерах А.Алиханова, направленных на оптимизацию работы государственного аппарата (всего эта доля снизилась в 49 регионах). В то же время Севастополь продемонстрировал максимальный по стране рост.

Численность региональной бюрократии в отношении к численности населения достигает максимумов в некоторых удаленных регионах (особенно на Чукотке) и велика в том же Севастополе. Напротив, есть немало регионов, которые характеризуются компактным управленческим аппаратом, и главными примерами стали Тульская и Челябинская области. Что касается зарплат региональных госслужащих (которые мы считаем стимулирующим, т.е. позитивным фактором, если только они не превосходят средние зарплаты в регионе более чем в два раза), то лишь в четырех регионах они оказались ниже средних (Москва, Санкт-Петербург, Сахалин и Ямало-Ненецкий АО). Но при этом нет случаев превышения средних региональных зарплат в два раза, что мы оцениваем как признак неэффективности в связи с чрезмерным уровнем оплаты труда чиновников.

Все эти различия и разнонаправленные тенденции, равно как и разные экспертные оценки повлияли на рейтинг регионов в политико-управленческом блоке и его динамику.

Аналогично в социальном блоке, где используется еще больше статистических показателей, мало регионов, которые стабильно добиваются высоких показателей по всем направлениям. Хотя общий уровень эффективности здесь выше, чем по остальным блокам. Здесь 11 регионов демонстрируют средний балл более 0,7. Но перемен среди лидеров немало.

Первое место, как и в прошлый раз, заняла Тюменская область. На второе место с 24-го поднялся Ямало-Ненецкий АО, а третьей стала Белгородская область (в прошлый раз – четвертая). В связи с их ростом немного упал рейтинг Москвы – с третьего места на пятое. Осталась в первой десятке Камчатка. В то же время вошли в десятку с более низких мест, помимо Ямала, Санкт-Петербург, Сахалинская и Магаданская области, Мордовия и Костромская область. Напротив, лишились позиций в первой десятке Татарстан, Севастополь, Саратовская и Томская области, Хабаровский край и Ненецкий АО. Причем у Татарстана, Хабаровского края и Севастополя места теперь ниже 30-го.

Наихудший результат в социальном блоке демонстрирует Тува. К ней примыкает еще ряд проблемных территорий: Республика Алтай, Еврейская АО, Курганская область и Ингушетия.

В целом же снижение среднего балла эффективности в социальном блоке произошло у 36 субъектов Федерации, тогда как большинство продемонстрировало рост.

Статистические показатели в социальном блоке отличаются, пожалуй, наибольшим разбросом. Например, если говорить о сфере здравоохранения, то обеспеченность врачами на 10 тыс. жителей достигает максимума в Санкт-Петербурге (77,5) и находится на уровне менее 30 в Чечне и Курганской области. Обеспеченность больничными койками на 1 тыс. жителей наиболее велика на Чукотке (13,1) и составляет только 4,8 в Ингушетии. Велики различия в ожидаемой продолжительности жизни (где Ингушетия, наоборот, в лидерах с 80,8 годами, а отстает Тува – 64,2 года) и младенческой смертности (от 10,8 в Еврейской АО до 2,5 в Тамбовской области).

Что касается финансовой политики региональных властей в сфере здравоохранения, то здесь общим негативным результатом стало снижение расходов на душу населения: рост продемонстрировал только Санкт-Петербург, а в Дагестане и Забайкалье эти расходы снижались буквально в разы. Сам уровень расходов колебался в широком диапазоне от 14,2 тыс. рублей в Санкт-Петербурге до 0,9 тыс. в Дагестане. В то же время, следуя установкам центра, абсолютно все регионы обеспечили повышенный уровень заработной платы врачей в отношении средней по региону, причем в данном случае выделилась в лучшую сторону как раз Курганская область, а отстала Москва (но эти результаты связаны, конечно, и с разницей в уровне средней зарплаты в регионе).

В сфере образования важно отметить, что не все регионы обеспечили уровень оплаты труда педагогов, работающих в сфере общего образования, выше среднего по региону. В 14 регионах этот уровень остается ниже (в том числе в Москве и Калужской области), но и максимумы не столь велики, как в сфере здравоохранения, - наилучший результат составляет 1,29 (Севастополь), хорошие показатели достигнуты и в Крыму, а также, например, в Московской области. Динамика региональных расходов на общее образование (в отношении к числу учащихся) тем более не выглядела в этом году блестящей – рост обеспечили лишь восемь регионов (максимум – Севастополь), а в Самарской области произошел весьма заметный спад. Значительно лучше регионы тратили средства на дошкольное образование – нарастили расходы (в расчете на число учащихся в дошкольных учреждениях) 57 субъектов Федерации (причем здесь Самарская область, наоборот, вышла в лидеры), а лидером спада оказался Красноярский край. При этом расходы на общее образование в расчете на одного учащегося в России различаются кратно – от 124,4 тыс. в Москве до 23,9 тыс. на Чукотке (напомним, что мы корректируем эти показатели на индекс бюджетных расходов, см. ниже). Аналогично велики и различия между регионами в уровне расходов на дошкольное образование (тоже в расчете на одного учащегося) – от 148 тыс. руб. в Санкт-Петербурге до 8,6 тыс. на Чукотке. В то же время Чукотка – единственный регион страны с «профицитом» мест в детских садах, тогда как дефицит достигает максимума в Ингушетии. Аналогично Чукотка выделяется и по численности учителей на 1 тыс. учащихся (279), а Тюменская область, напротив, по этому показателю как раз отстает (103).

Анализ ситуации в сфере ЖКХ и дорожном хозяйстве продемонстрировал наличие тенденции в сторону скорее роста региональных расходов. Так, динамика расходов на ЖКХ на душу населения оказалась позитивной в 52 регионах, расходов на дорожное хозяйство на душу населения – в 46 регионах. Наибольший рост расходов на ЖКХ отмечался в Вологодской области (в 1,6 раз), тогда как в Ингушетии эти расходы упали в несколько раз. Разброс динамики при расходовании средств на дорожное хозяйство также был велик: рост более чем в два раза демонстрировали Крым и Севастополь, а в Республике Алтай эти расходы упали в два раза. При этом сам уровень расходов на ЖКХ был максимальным в Москве (18,1 тыс. руб.), но сократился до 0,7 тыс. руб. в Орловской области. В сфере дорожного хозяйства лидировала Белгородская область (10,6 тыс. руб.), а отставала Тува (0,9 тыс. руб.). Решая задачи по ликвидации аварийного и ветхого жилого фонда, Москва и Санкт-Петербург свели его долю к абсолютному минимуму, в то время как в ряде регионов она по-прежнему превышает 10%: в Якутии, Туве, Ямало-Ненецком АО, а также Дагестане и Ингушетии. В Туве 100% составляет доля убыточных предприятий ЖКХ, тогда как в Республике Коми ее удалось свести менее чем до 5%.

В финансово-экономическом блоке произошла перегруппировка сил в первой десятке. Так, Москва с первого места опустилась на шестое, тогда как Ямало-Ненецкий АО, напротив, с шестого места перешел на первое. С третьего места на второе переместилась Тюменская область. При этом Сахалинская область потеряла свое второе место и стала только десятой. Выбыли из первой десятки Башкирия и Татарстан, Воронежская и Московская области, но все они оказались во второй десятке, т.е. падение было не столь большим. Прибыли же в первую десятку Калужская, Тверская и Ростовская области и Ненецкий АО, причем Тверская область – с довольно низких позиций.

Самое последнее место в финансово-экономическом блоке занимает Курганская область, которая является и главным аутсайдером всего рейтинга. Плохие результаты демонстрируют здесь не только Дагестан, Кабардино-Балкария и Калмыкия, чего можно было ожидать, но и Хакасия с Волгоградской областью, где все-таки есть крупные предприятия, но налицо проблемы в работе региональной власти.

Тем не менее в целом именно в финансово-экономическом блоке оказалось меньше всего примеров снижения среднего балла эффективности. Таких регионов было только 27.

При составлении рейтинга в этой его части мы учитывали свой набор статистических показателей, уделяя особое внимание бюджетной статистике и инвестициям. Например, есть большие различия в уровне долговой нагрузки, которая полностью отсутствует у Сахалина и Севастополя, но довольно велика в Мордовии. Однако, говоря о стремлении региональных властей к сбалансированности бюджетов, важно отметить, что только у 31 региона был обнаружен дефицит. Проводимая Минфином оценка качества бюджетного управления помещает в первую группу наилучших регионов 26 субъектов Федерации.

Что касается инвестиционной политики, то проводимая РА «Эксперт» оценка управленческих рисков (которую мы и учитываем) ранжирует регионы, давая первое место Тамбовской области, а последнее – Чукотке. Собственно инвестиции в основной капитал на душу населения демонстрируют, пожалуй, самый большой разрыв между регионами – от 2,05 миллионов рублей в Ямало-Ненецком АО до 22 тыс. в Ивановской области. Динамика инвестиций была при этом неплохой – рост отмечался в 41 регионе (наибольший – в Крыму), но в Курганской области и Республике Коми случился спад почти в два раза. Региональные бюджетные инвестиции на душу населения достигли максимума в Москве (24,3 тыс. руб.), но в Саратовской области составили менее 300 руб. При этом динамика инвестиций из регионального бюджета демонстрировала огромный рост в Дагестане и спад в два раза в Хакасии и Ненецком АО.

Разумеется, на положение регионов в рейтинге влияли и показатели общей экономической динамики, но мы придаем им меньший вес, считая, что они мало зависят от губернаторов. При этом в промышленности рост происходил в 68 регионах, а максимума добилась Еврейская АО, что, однако, не сильно помогло ей в рейтинге. Лидером же спада стала Чукотка. В аграрном комплексе рост демонстрировало меньшее число регионов – 44 (не считая случаи мизерного роста, близкого к стагнации), и здесь выделилась Тамбовская область, а сильное отставание продемонстрировала Архангельская область.

Замены губернаторов и их влияние на эффективность власти

Особый интерес при анализе результатов исследования представляют позиции новых губернаторов. Выше мы уже не раз отмечали, что проведенные замены оказали скорее позитивное влияние на эффективность региональной власти. Однако надо учитывать, что во многом это результат экспертных оценок, и в будущем статистические данные либо докажут, либо опровергнут тезис о более эффективной работе тех или иных новых глав.

В отношении 11 губернаторов, назначенных в сентябре-октябре, мы в нашем исследовании использовали только экспертные оценки. В большинстве регионов при этом оценка эффективности оказалась более высокой, чем в случае предшественников. Исключение составили А.Клычков, М.Ведерников, С.Воскресенский и А.Травников. Причем особенно сильно упали оценки в отношении Новосибирской области. Напротив, в большинстве регионов произошел рост рейтинга, временами весьма значительный (см. выше).

В целом среди 11 «новичков» наиболее высокие позиции в рейтинге занимают А.Цыбульский, Г.Никитин, А.Усс и Д.Азаров. В средней части рейтинга оказались А.Клычков и А.Тарасенко, немного ниже – А.Бурков и М.Ведерников. Более низкими являются пока оценки С.Воскресенского, А.Травникова и В.Васильева, но Дагестан находился в рейтинге на очень низких позициях, и там уже происходит рост эффективности власти.

Еще в восьми регионах мы уже имели возможность частично использовать при оценке и статистические показатели. Речь идет о губернаторах, назначенных в январе-апреле и избранных на свой пост в сентябре. В этой группе явным лидером стал М.Решетников, а остальные главы находятся пока в нижней половине рейтинга, но во всех случаях очевиден заметный рост. В шестом десятке оказались А.Никитин и Н.Любимов, в седьмом – А.Бречалов, А.Цыденов и А.Евстифеев, в восьмом – М.Кумпилов и А.Парфенчиков.

Еще четыре губернатора, избранных в сентябре, уже присутствовали в прошлом рейтинге, поскольку приступили к работе до его составления в 2016 г. Сейчас рейтингование в их отношении проводилось уже с использованием статистических данных. Все они, однако, находятся в нижней половине рейтинга. Более высокие позиции занимают Д.Миронов и А.Алиханов, но только у калининградского губернатора позиции улучшились. Несколько хуже положение и отрицательная динамика у И.Васильева и Д.Овсянникова.

Говоря о новых губернаторах, следует также учитывать новые результаты тех глав, которые пришли к власти и были избраны в 2016 г., а также иркутского губернатора, избранного осенью 2015 г. В новом рейтинге в отношении них уже использовался полный спектр всевозможных данных, что позволило сделать новые выводы. В результате наиболее заметный рост рейтинга произошел в случае И.Рудени, а наилучших позиций добился А.Дюмин, занявший седьмое место. Немного выросли результаты В.Битарова, но Северная Осетия осталась в числе проблемных регионов. Весьма резкий спад продемонстрировал при этом С.Гапликов. На наиболее низких позициях оказались С.Левченко и Н.Жданова, у которых тоже произошло снижение рейтинга.

Перспективы региональных выборов 2018 года

В отношении предстоящих в 2018 г. выборов, помимо отмеченных выше результатов 11 новых губернаторов, интерес представляют и главы тех субъектов, где выборы должны пройти в плановом режиме. Ничьи позиции нельзя назвать идеальными, но при этом в большинстве случаев речь идет о регионах с неплохим или вполне благоприятным уровнем эффективности управления.

Москва является очевидным лидером в этой группе, по-прежнему отставая только по показателям политико-управленческого блока. Во втором десятке располагаются еще три региона: Чукотка, Московская и Владимирская области. В Подмосковье и особенно во Владимирской области более слабым звеном тоже является политико-управленческий блок, а на Чукотке отстает социальное направление. Довольно благоприятными представляются и позиции Магаданской области - не самого простого региона, находящегося тем не менее на 25 месте и демонстрирующего рост.

К числу наиболее проблемных регионов в контексте предстоящих губернаторских выборов относятся Хабаровский край и Хакасия. Позиции Хабаровского края на самом деле не столь уж плохи, но он отличился резкой негативной динамикой. В случае Хакасии негативная динамика привела к попаданию региона в число самых неэффективных, и этим он выделяется на фоне всех остальных субъектов Федерации, в которых истекают сроки полномочий уже давно действующих губернаторов. Что же касается новых назначенцев Кремля, то, исходя из результатов нашего исследования, наиболее сложной может оказаться подготовка к прямым выборам в Ивановской и Новосибирской областях, а также, учитывая не только рейтинг эффективности, но и специфический партийный статус губернаторов, в Омской и Орловской областях

С полной версией рейтинга можно ознакомиться в разделе "Политические исследования" и на портале "Региональные комментарии". 


Возврат к списку