у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77
 

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ НА СТАРТЕ ПРЕЗИДЕНТСКОЙ КАМПАНИИ

25.12.2017

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ НА СТАРТЕ ПРЕЗИДЕНТСКОЙ КАМПАНИИ

Аналитический доклад

Президентская кампания 2018 года проходит в условиях роста социальной напряженности, обусловленного снижением реальных доходов, значительным социальным расслоением и усилением запроса на справедливость. Одновременно заметно растут требования граждан к качеству жизни, усиливается нетерпимость к любым, даже временным (типа коммунальных аварий) факторам его снижения. Латентная неудовлетворенность доходами и качеством жизни в различных регионах имеет различные точки актуализации. В условиях предвыборной кампании любые протесты могут радикализироваться и политизироваться, концентрируясь вокруг «точек напряженности».

В Челябинской области такая «точка» – экология. Экологическая повестка постепенно становится все более обсуждаемой и в масштабах страны в контексте года экологии. Однако в силу исторических, технологических и структурных причин она стала в регионе основной. Кроме того, в регионе несколько крупных конкурирующих финансово-промышленных групп и аффилированных с ними политических элит, отношения между которыми в прошлом строились весьма непросто и лишь относительно недавно стабилизировались. Несмотря на экологические проблемы и сложности во взаимотношениях элит, общественные настроения в регионе накануне кампании по выборам президента в основном благоприятны для федеральной и региональной власти.

1. Экологическая ситуация – постоянный фон кампании

Экологическая ситуация на Южном Урале всегда вызывала беспокойство населения, что связано с наличием на территории Челябинска и области тяжелой индустрии, которая обеспечивает экономический потенциал региона. Ситуацию осложняет рост онкологических заболеваний. Ядерное производство представлено на территории региона несколькими закрытыми административно-территориальными образованиями (ЗАТО) под контролем корпорации «Росатом», на одном из которых (ПО «Маяк», г. Озерск) в 1957 г. произошла большая техногенная авария. Ударом по имиджу региона стала информация о выбросе рутения на Южном Урале, активно обсуждавшаяся осенью в российских и западных СМИ и вызвавшая беспокойство населения. Несмотря на то, что выброс рутения не связан с деятельностью челябинских компаний (по основной версии, это произошло из-за неудачной траектории полета китайского спутника) и не привел к превышению предельно допустимой концентрации (ПДК) этого вещества в атмосфере, в публичной сфере основные репутационные потери от него несет «Росатом». Руководству области благодаря активной разъяснительной кампании удалось сбить накал «радиационно-экологической» тревожности и не допустить ее перехода в истерическую фазу, но практически двухмесячная задержка в предоставлении информации компаниями отрасли создала проблему. Эта тема все еще может представлять угрозу для социально-политической стабильности региона.

Мощное экологическое движение в регионе сформировалось сравнительно недавно. Импульсом к его появлению стала дискуссия о планах строительства «Русской медной компанией» (РМК) И. Алтушкина горно-обогатительного комбината под Челябинском («Томинский ГОК»), которая началась в 2013 г. На территории региона уже функционируют принадлежащие РМК «Карабашмедь», «Михеевский ГОК» и «Кыштымский медеплавильный завод». Города, в которых располагаются предприятия (особенно г. Карабаш), имеют крайне негативную «экологическую» репутацию даже в области, что связано не только с деятельностью РМК.

Почему именно строительство «Томинского ГОКа» стало причиной радикализации общественных настроений? Активисты движения «СтопГОК» выдвигают в целом вполне конструктивные аргументы, но главное – кампания против реализации проекта РМК стала поводом поставить вопрос о состоянии экологии в целом, о деятельности других предприятий, о качестве воздуха и воды. Кроме того, новый комбинат должен быть построен буквально около столицы региона и может существенно осложнить состояние экологии города и области. Активисты обвиняют инвестора в использовании агрессивных лоббистских методов и настаивают на проведении независимой экспертизы.

Движение «СтопГОК» сегодня – самое значительное организованное экологическое движение в России, которое в силу изначальной аполитичности объединяет широкие слои населения, в том числе группы лояльного федеральной и региональной власти электората (аналогичная ситуация с проблемой обманутых дольщиков, о которой был проинформирован президент). Потенциальная политизация экологического движения является безусловным вызовом для президентской кампании в регионе.

Переговорные позиции лидеров движения в отношениях с региональной властью в связи с недавним звонком президента В.Путина активисту «СтопГОКа» В. Московцу усилились. Президент проинформирован о проблеме и поручил внимательно отнестись к вопросу, что уже исключает возможность игнорирования требований населения. Однако последствия этого шага могут быть неоднозначными для имиджа президента в регионе: теперь часть населения убеждена, что В. Путин не допустит реализации проекта ни в каком виде. Следовательно, уступки и компромиссы могут быть интерпретированы как неоправданные ожидания.

Однако еще до звонка президента произошла консолидация движения вокруг нескольких фигур, а разговор с президентом это только легитимировал. Во время думской кампании 2016 г. движение было расколото, наблюдались многочисленные конфликты между лидерами, а население постепенно разочаровывалось в результативности его деятельности. Вмешательство президента не только способствовало росту авторитета лидеров, но и дало новые надежды рядовым активистам и поддерживающим движение жителям.

При этом в руководстве движения усилилась борьба за власть; усилились и центробежные тенденции. Его покинула относительно договороспособная и настроенная на конструктивный диалог группа «Большой Челябинск» во главе с известным активистом Ю.Черкасовым. Руководство практически полностью перешло к радикально настроенным и ориентированным на союз с несистемной оппозицией лидерам во главе с В. Московцом.

Поэтому существенно возросли возможности политизации движения - как самостоятельной силы, так и при участии А. Навального, который давно стремится использовать экологический протест в своих интересах. Весной Навальный уже участвовал в митинге движения «СтопГОК», а недавно приехал в регион на следующий день после экологического митинга (акции прошли в выходные в конце ноября и собрали каждая около 1,5 тыс. участников). Впрочем, участие в этом процессе А. Навального выглядит искусственно: «экологическая» общественность в целом настроена довольно скептически, усматривая в этом жесте скорее символический и популистский по характеру шаг, а не реальную поддержку. В новых условиях попытки инкорпорировать А. Навального в региональную повестку могут способствовать новым расколам экологического движения; может ослабеть поддержка его теми группами населения, которые опасаются маргинализации протеста и скорее ориентированы на диалог с властью, справедливо считая его потенциально более эффективным.

Из политических партий последовательно выступает против строительства ГОКа и поднимает вопросы экологии партия «Яблоко», которая имеет сильную «зеленую» фракцию. Активисты КПРФ также поддерживают движение и выступают на митингах против реализации проекта. Ранее КПРФ выступала с инциативой проведения референдума по вопросу строительства Томинского ГОКа. ЛДПР также разделяет консенсус о необходимости решения экологических проблем, но особой активности не проявляет. Недавно один из активистов движения «Стоп ГОК» Э.Лукманов возглавил штаб К.Собчак в регионе.

Локальным политическим актом стала кампания по сбору подписей за отставку министра экологии Челябинской области И.Гладковой, которая получила определенный резонанс, но в связи с более обсуждаемыми событиями и приездом президента практически прекратилась.

Руководство региона, в свою очередь, более активно включилось в решение экологических проблем. Можно отметить определенные шаги, сделанные им как на региональном, так и на федеральном уровне.

Прежде всего губернатором Б. Дубровским была организована встреча активистов движения «СтопГОК» с представителями «Русской медной компании», а также было предложено продолжать диалог на базе Общественный палаты Челябинской области. Лидеры экологического движения заявляют, что их устраивает только полная остановка строительства «Томинского ГОКа». Губернатор в данном случае не занимает одну из сторон в конфликте, а выступает в роли арбитра, и эта позиция вполне адекватна. Тем не менее по инициативе Б. Дубровского были выработаны механизмы диалога, который до этого отсутствовал. Реализация этих механизмов серьезно осложнена деструктивной позицией радикализировавшегося руководства движения «СтопГОК», торпедирующего переговорный процесс на базе Общественной палаты Челябинской области, а затем апеллирующего непосредственно к президенту, минуя региональные власти. Фактически нынешний «СтопГОК» стремится возложить всю ответственность за решение этой проблемы на президента.

При этом последний митинг СтопГОКа, собравший всего около 100 человек, говорит о том, что движение выдыхается. Люди утомлены слишком частыми публичными протестными акциями с одинаковыми требованиями и отсутствием конкретных результатов. Однако временная усталость от перенасыщенности «экологическим акционизмом» в случае возникновения сколько-нибудь значимого повода может смениться новой эскалацией протестной активности.

Кроме движения «СтопГОК», наращивает свое влияние еще одно экологическое движение, «СтопСмог». Задуманное и реализуемое сторонниками строительства Томинского ГОКа как фактор отвлечения внимания и «перевода стрелок», оно на деле не контролируется своими создателями. Если «СтопСмог» объединится с движением «СтопГОК», может возникнуть общеэкологическое движение, сдерживать которое в рамках относительно конструктивной повестки, а возможно, и законности будет крайне сложно. «Управляемые экологи» создают потенциальную угрозу олигархических войн, способных дестабилизировать ситуацию в регионе в период президентских выборов.

В то же время губернатор усилил давление на руководителей предприятий Челябинска, ответственных за ухудшение качества воздуха, так как жители региона отмечают рост количества выбросов и постоянный смог. Вскоре после отъезда президента Б. Дубровский собрал экстренное межведомственное совещание, в ходе которого подверг критике деятельность предприятий и в довольно жесткой манере высказался о действующих нормативах как о завышенных, потребовав снижения выбросов. В данном случае речь идет о снижении количества выбросов по отношению к обычным нормам в случае появления неблагоприятных метеоусловий (НМУ), то есть при безветренной погоде, например. Также обсуждается возможность ограничения доступа большегрузного транспорта в случае НМУ. Ситуация осложняется ожидаемо сильными позициями промышленного лобби в регионе. То, что губернатор пошел на риск конфронтации с ним, говорит о серьезности экологического вызова и готовности региональной власти отвечать на него.

Успешные переговоры губернатора с председателем совета директоров «Мечела» И. Зюзиным, выразившим готовность подписать соглашение по взаимодействию в рамках проекта «закона об экологической совести», свидетельствует о том, что процесс достижения компромисса между интересами развития регионального бизнеса и экологическим запросом населения может быть вполне результативным. В соответствии с этим законопроектом предусматривается снижение налога на движимое имущество для тех предприятий, которые заключили соглашение с правительством Челябинской области, реализовали природоохранные мероприятия по уменьшению негативного воздействия на окружающую среду, пошли на внедрение наилучших из доступных технологий. Предприятия должны гарантировать сокращение выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух и воду, термическую обработку и очистку газов перед выбросами, обезвреживание отходов производств, улучшение режимов сжигания топлива, улавливание и утилизацию загрязняющих веществ.

Важным кадровым решением стало назначение нового вице-губернатора С. Сушкова (бывший областной министр сельского хозяйства), которому в администрации поручено курировать сферу экологии и сельского хозяйства. Очевидно, что это назначение стало прямым ответом на экологический вызов, поэтому от него сейчас ожидают активных действий в этом направлении. Будучи министром, С. Сушков пользовался доверием губернатора Б. Дубровского, а его перевод в областную администрацию будет способствовать усилению губернаторской команды.

На федеральном уровне Челябинская область все чаще заявляет о себе при обсуждении экологической повестки. Депутат Госдумы от региона В. Бурматов недавно возглавил комитет по экологии, в рамках работы в котором ему уже удалось провести несколько успешных инициатив. Однако пока возглавляемый им комитет уделяет определенно недостаточное внимание самой острой региональной экологической проблеме, Томинскому ГОКу, фактически перекладывая всю тяжесть достижения компромисса с себя на президента, что в условиях выборов, естественно, создает дополнительные угрозы.

На прошлогоднем Госсовете по проблемам экологии челябинский губернатор выступал в роли ключевого спикера и предложил практику сводных расчетов, одобренную президентом. Сводный расчет суммирует выбросы всех предприятий города и автотранспорта. В связи с этим нормы между предприятиями распределяются с учетом общего загрязнения (сейчас не учитывается). Президент поручил разработку инициативы Минприроды, но в итоге законопроект о сводных расчетах загрязнения атмосферного воздуха внесла именно Челябинская область. Комитет по экологии также поддержал выделение Челябинской области 113 млн. рублей на утилизацию отходов (регион лидирует по выделению федеральных субсидий на эти цели).

2. Позиции элит: статус-кво как компромиссная стратегия

Несмотря на то, что отношения между элитными группами в Челябинской области никогда не были гармоничными, текущий уровень внутриэлитной напряженности, несомненно, отличается в лучшую сторону от открытой конфронтации времен экс-губернатора М. Юревича. Это обусловлено значительным влиянием губернатора: Б. Дубровский и представители его команды традиционно занимают лидирующие позиции в рейтингах влияния региональной элиты. При этом губернатор старается избегать активного участия во внутриэлитных конфликтах или по крайней мере соблюдать дистанцию - как это было, например, во время думской избирательной кампании 2016 г. Ситуация усложняется тем, что Б. Дубровский является выходцем из магнитогорских элит, как и мэр Челябинска Е. Тефтелев и ряд других деятелей областной администрации. Естественно, частью элит областного центра они воспринимаются если не как варяги, то и не вполне «своими», что привело к возникновению так называемой «магнитофобии».

Помимо экологических вызовов и роста протестной активности, команда Б. Дубровского начинала работать в условиях инерционного противостояния со старой региональной элитой, связанной или непосредственно аффилированной с командой предыдущего губернатора, которая довольно болезненно восприняла резкое ослабление влияния в регионе и оказывала активное сопротивление, что даже вышло в электоральное поле в ходе праймериз «Единой России» перед думскими выборами 2016 г. Так или иначе, Б. Дубровскому удалось либо оттеснить на периферию политического поля региона многих представителей команды экс-губернатора, которые занимали ключевые посты на всех уровнях, - либо включить их в свою команду, что позволило избежать расколов в управленческой команде и блокирования процесса принятия решений. Были преодолены и негативные репутационные последствия конфликтов в ходе думской кампании, несмотря на нарушения процедуры, фиксировавшиеся в ряде округов.

Критика «магнитогорской команды» и периодические информационные вбросы о грядущей отставке губернатора составляют неотъемлемую часть медийного поля региона. Их надуманность демонстрирует, что в ходе недавних нескольких волн отставок губернаторов Б. Дубровский не просто сохранил свой пост накануне президентской избирательной кампании – ему поручена президентом подготовка к международным саммитам ШОС и БРИКС, которые с большой долей вероятности могут пройти в Челябинске в 2020 г. Усилению позиций губернатора способствовал недавний российско-казахстанский форум, который прошел в Челябинске с участием В. Путина и Н. Назарбаева.

Хотя политическая элита региона представлена различными группами интересов, которые не всегда совпадают, сегодня всем удобнее соблюдать статус-кво. Большинство групп влияния действуют автономно, а различные союзы носят скорее тактический, чем стратегический характер (например, союз Б. Дубровского и крупного бизнесмена А. Аристова в ходе думской кампании), что не приводит к чрезмерному усилению отдельных игроков. Дополнительным стимулом к консолидации становится приближающаяся президентская кампания.

Активное вовлечение губернатора в решение экологических проблем осложняет отношения с промышленным лобби, одним из ярких представителей которого является крупный бизнесмен А. Аристов. Руководители предприятий высказывают недовольство культивированием им «экофобии» в среде населения. Если компромиссов между возросшими экологическими запросами общества и интересами развития промышленного потенциала региона достичь не удастся, это может создать политические риски для команды губернатора Б. Дубровского. Укрепление позиций экологического движения и выход повестки на федеральный уровень задевает и интересы директора РМК И. Алтушкина, который давно работает в регионе.

3. Политическая активность и проблемное поле. Ситуация в крупных городах и на территориях

Челябинская область традиционно показывает средние показатели на парламентских выборах, но в 2016 г. было заметно общее снижение результата по списку «Единой России»: 38,11% против 50,28% на выборах 2011 г. Регион остается одним из ключевых для «Справедливой России» (17,55%), показатели ЛДПР и КПРФ составили 16,75% и 12,1% соответственно. В то же время на выборах 2016 г. представителям партии «Единая Россия» удалось победить во всех пяти одномандатных округах, при этом как минимум в нескольких из них отмечался высокий уровень конкуренции: в Металлургическом округе В. Бурматов столкнулся с депутатом Госдумы от «Справедливой России» В. Швецовым; в Коркинском округе против главы Увельского района А. Литовченко шел популярный на Южном Урале политик и лидер регионального отделения «Справедливой России» В. Гартунг; в Златоустовской округе столкнулись сразу три депутата Госдумы (О. Колесников от «Единой России», С. Вайнштейн от ЛДПР, И. Никитчук от КПРФ).

Таким образом, несмотря на довольно высокий конфликтный фон, парламентскую кампанию удалось провести успешно даже в конкурентных округах. С точки зрения поствыборного урегулирования, никто из проигравших сильных политиков не пошел на открытую конфронтацию. Ранее на губернаторских выборах в 2014 г. Б. Дубровский победил с одним из самых высоких в стране результатов – 86,37%. Показатели явки в регионе на последних думских выборах составили 44,37% (при этом на выборах 2011 г. этот показатель достигал 59,6%, что связано с протестной мобилизацией).

Активность КПРФ и ЛДПР в регионе пока не выходит за рамки их рутинной деятельности, так что о реальном начале избирательной кампании с их стороны говорить не приходится. Впрочем, в дальнейшем КПРФ с большей долей вероятности пойдет по инерционному сценарию с опорой на свой устойчивый лояльный электорат, тогда как ЛДПР может сыграть на патриотических чувствах и недовольстве экономической ситуацией. ЛДПР поднимала вопрос обманутых дольщиков, но пока любые такие инициативы носят эпизодический характер. КПРФ в регионе продолжает транслировать преимущественно федеральную повестку. Региональное отделение партии «Яблоко» развивает протестную экологическую повестку уже довольно продолжительное время: еще весной представители партии направили обращение к губернатору с требованием защитить граждан, пострадавших от деятельности ПО «Маяк». Однако никакой специфической активизации в контексте приближающихся выборов не происходит.

Несмотря на ослабление позиций «Справедливой России» в масштабах страны, именно Челябинская область остается одним из регионов, где она сохраняет влияние и может опереться на сильных местных политиков. После поражения на думских выборах 2016 г. в Коркинском округе, который традиционно считался сферой его влияния, В. Гартунг продолжает активно участвовать в политической жизни региона. Сильные позиции «Справедливой России» в регионе (она вторая по популярности) сохраняются в большей степени за счет личного опыта, авторитета и харизмы В. Гартунга.

Ситуация в Челябинской области всегда отличалась разнообразием. С одной стороны, здесь есть стабильные территории, на которых исключены политические кризисы и публичные конфликты, а сложившиеся конфигурации устраивают основных игроков; с другой стороны, встречаются примеры городов и районов, в которых политическая ситуация крайне нестабильна и в любой момент может привести к открытому политическому кризису.

По мнению части аналитиков, наиболее предсказуемо будут развиваться события в Магнитогорске, где вся политическая сфера так или иначе связана с деятельностью «Магнитогорского металлургического комбината» и его руководства. Однако другие эксперты говорят о росте в Магнитогорске латентных протестных настроений. По данным социологических исследований, в городе течение последних лет наблюдается постоянное повышение индекса тревожности населения.

Относительной стабильностью отличается ситуация в закрытых административно-территориальных образованиях (ЗАТО) под контролем «Росатома», которых в Челябинской области три: г.Озерск (ПО «Маяк»), г. Снежинск (Федеральный ядерный центр) и г.Трехгорный (производство ядерных боеприпасов). В отдельных случаях могут наблюдаться конфликтные отношения между главой города и руководителем градообразующего предприятия, но они достаточно быстро урегулируются, не получая широкого резонанса. Закрытые территории обладают высоким мобилизационным потенциалом и дают в среднем более высокие показатели явки. Недавняя инициатива о возможности предоставления этим территориям статуса ТОСЭР, которого они сегодня лишены, может получить широкую поддержку населения и благоприятно повлиять на результат В. Путина на выборах.

В нескольких городах очевидно противостояние элит разной степени интенсивности. Недавнее задержание вице-мэра Златоуста большинство наблюдателей воспринимает как атаку на мэра В. Жилина. В городе Чебаркуле уже несколько лет длится противостояние между местными депутатами и главой города. Последним эпизодом стал конфликт по поводу назначения нового вице-мэра, кандидатуру которого отказываются утверждать депутаты.

В фокусе особого внимания региональной власти - главы тех городов и районов, в которых отмечаются конфликты, длительное противостояние элит, невыполнение обязательств. Учитывая то, что под их контролем находятся важные территории (Златоуст, Миасс, Чебаркуль и др.), губернатор заранее дает понять, что в случае обострения ситуации в нее могут вмешаться правоохранительные органы. Давление областных властей на руководителей конфликтных территорий, где за длительное время не удалось разрешить противоречия более мягкими средствами, можно воспринимать как «принуждение к консолидации». Заблаговременная ревизия управленческой команды позволит избежать эскалации непосредственно в ходе избирательной кампании .

Южный Урал представляет собой крупный индустриальный регион, который жители воспринимают как «опорный край державы». В отличие от соседнего Екатеринбурга, в регионе практически не распространены либеральные настроения, а населению, проживающему в промышленных центрах и связанному с крупными корпорациями, больше импонирует образ «спокойной силы» власти, ассоциирующийся с президентом В. Путиным. Если не возникнет экстремальных ситуаций, в Челябинской области можно прогнозировать спокойную динамику президентской кампании 2018 года.