у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77
 

Наши проекты

16.08.2017

Региональные комментарии: Москва: протестные территории и оппозиционные лидеры за месяц до выборов

Михаил Нейжмаков 

За месяц до столичных муниципальных выборов перед оппозицией снова стоит проблема, которую, как многие надеялись, должна была решить протестная кампания вокруг реновации. «Рассерженных горожан», готовых выразить недовольство мэрией голосованием на муниципальных выборах, в Москве немало. Однако выбор инструментов, позволяющих довести этих людей до избирательных участков, у оппозиции явно ограничен.

«Тяжелой артиллерией» в общегородских кампаниях оппозиционных сил, на первый взгляд, должна стать работа известных федеральных и региональных политиков с избирателями на местах. На либеральном фланге подобная поддержка кандидатам команды Максима Каца-Дмитрия Гудкова была им обещана еще до официального старта гонки. В целях поддержки кандидатов от КПРФ довольно заметной может быть активность лидера фракции этой партии в Мосгордуме Андрея Клычкова – прежде всего в форме встречи с представителями местных протестных групп. Но насколько результативной может быть такая тактика? Например, вряд ли кандидатам, выдвинутым от «Яблока», участие в их мероприятиях Гудкова принесет значительный приток дополнительных голосов со стороны. В свою очередь, часть московских социальных активистов считает, что поддержка Андрея Клычкова в протестной среде несколько снизилась после того, как тот занял умеренную позицию по отношению к реновации.

Кроме того, заметны инициативы проведения местных референдумов по важным вопросам городской повестки. Скажем, о подобном намерении столичных «яблочников» заявляла федеральный лидер партии Эмилия Слабунова. Понятно, что к сентябрю 2017 года успеть провести такие референдумы было бы невозможно. Речь шла скорее об использовании темы проведения таких референдумов в будущем в агитматериалах оппозиционных кандидатов. Кроме того, возможны кампании по сбору подписей за проведение таких референдумов, как часть мероприятий по повышению явки протестного электората. Насколько активно «яблочники» используют данную тактику на деле - пока неясно. Ситуацию можно будет оценить в конце августа – начала сентября, когда участники гонки задействуют весь арсенал имеющихся у них средств.

Муниципальные образования с высокой активностью оппозиционных сил в рамках кампании можно разделить на несколько групп.

Во-первых, районы, где на выборы идут команды с известными общегородскими протестными лидерами. Ярким примером является муниципальный округ «Тимирязевский», где в гонке участвуют соратники широко известной в протестной среде Юлии Галяминой под эгидой «Союза жителей Тимирязевского района». В команду входят кандидаты разной партийной принадлежности (связаны не только с только с «Яблоком», от которого выдвинута сама Юлия Галямина, но и, например, с КПРФ). Представители команды уже проводили совместные встречи с избирателями. Судя по всему, основой для ведения их кампании станет упор на работу с местными протестными точками (прежде всего, вокруг парка «Дубки»), а также опора на авторитет среди жителей лидеров команды. Схожий пример – команда «яблочницы» Елены Русаковой, представители которой борются за мандаты в МО «Гагаринский».

Во-вторых, районы, где наблюдается активность общегородских команд кандидатов. Здесь следует выделить уже упомянутую команду Каца-Гудкова, значительная часть кандидатов которой выдвинута от «Яблока». При подготовке к выборам представители этой группы специально обращали внимание потенциальных кандидатов на районы, где в ходе парламентской кампании 2016 года «яблочники» получили наивысшие результаты, как наиболее благоприятные для выдвижения. Прежде всего, это районы ЦАО. Отметим, например, МО «Пресненский», «Якиманка», «Арбат», «Хамовники», «Таганский», где результат «Яблока» в 2016 году был выше среднего по Москве, а теперь прошло активное выдвижение кандидатов команды Каца-Гудкова. За пределами ЦАО среди районов с активным выдвижением кандидатов от этой команды в благоприятных для «Яблока» районах стоит выделить МО «Сокол» («Яблоко» в 2016 году здесь получило 18,09% голосов) или «Останкинский» (14,88%).

В то же время есть исключения из правил – активное выдвижение кандидатов данной команды в районах, где поддержка «яблочников» ранее была крайне невелика. Например, в МО «Внуково» «Яблоко» в 2016 году получило лишь 4,47% голосов, теперь же здесь зарегистрировано 9 кандидатов этой команды.

В-третьих, муниципальные образования, где парламентская оппозиция может опереться на популярных партийных функционеров, ведущих работу в районе. Примером является МО «Таганский», где на выборы идет команда во главе с представителем «Справедливой России» Ильей Свиридовым. Он является главой этого муниципального образования и названного в качестве вероятного кандидата от партии на выборах мэра Москвы в 2018 году. От команды Свиридова в данном муниципальном образовании было выдвинуто 15 кандидатов на 15 мест. Учитывая участие этого политика в ряде крупных избирательных кампаний (в Мосгордуму в 2014 году, в Госдуму РФ в 2016-м), а также его активную работу в районе, это дает кандидатам «Справедливой России» дополнительные преимущества.

В-четвертых, районы, где парламентские партии пытаются выстроить тесную связь с протестными группами. Это во многом характеризует тактику КПРФ в ходе данной кампании. Отметим, что уже упомянутый Андрей Клычков еще на старте гонки активно встречался с городскими протестными группами. Например, 27 июля 2017 года он выступил на встрече с жителями, выступавшими против капитального строительства в «Жулебинском лесу» (МО «Выхино-Жулебино»). КПРФ и работающие с ней протестные группы ранее активно использовали YouTube-каналов. Например, в том же «Выхино-Жулебино» был задействован для распространении информации о протестных точках в районе канал «Выхино - территория сумрака». Подобные инструменты работы с «рассерженными горожанами» могут сыграть свою роль и в ходе муниципальной кампании.

О возможности выдвижения Андрея Клычкова в мэры Москвы его однопартийцы заявляли по сути в привязке к муниципальной избирательной кампании. Это вполне логично - еще в августе 2015 года он стал курировать Школу муниципального депутата под эгидой КПРФ.

Обратим внимание на конкуренцию КПРФ и «Яблока» за протестную повестку в ряде районов и попытки активных кандидатов от Компартии извлечь максимальную электоральную выгоду из работы с широко известными протестными точками. Например, с противниками строительстве храма в парке «Торфянка» в МО «Лосиноостровский» традиционно активно работали обе эти партии. Однако активность «Яблока» на выборах в районе пока не столь заметна, зато о своем внимании к теме на протяжении предыдущих лет напоминает один из действующих членов муниципального Совета депутатов от Компартии.

Еще до старта кампании многие отмечали, что существующая нарезка избирательных округов осложняет задачу оппозиции. Прежде всего заметная часть округов на данных выборах – пятимандатные. В этих условиях кандидатам, не обладающим серьезными ресурсами, мобилизовать сторонников в границах более крупного округа будет сложнее. Таким образом, может быть размыто и воздействие на предвыборную кампанию протестных групп, влияние которых часто не распространяется на весь район, не выходя за границы микрорайона, примыкающего к конкретной протестной точке (выборы в Госдуму РФ по столице в 2016 году это подтвердили). Этот фактор работает в пользу «Единой России».

Часто говорится и о другом источнике рисков для оппозиции, точнее – конкретно для кандидатов от КПРФ: массовое участие в этой гонке выдвиженцев от «Коммунистов России». Они, как известно, идут на выборах практически во всех районах, где есть влияние КПРФ. Однако здесь негативный эффект для соратников Геннадия Зюганова может быть как раз не очень большим. Как показали парламентские выборы, «Коммунисты России» получают заметные результаты там, где от них выдвигаются известные на местах оппозиционные лидеры, чаще всего выходцы из КПРФ. Между тем в ходе муниципальных выборов в Москве «Коммунисты России» в ряде округов делают ставку на простейшую тактику – выдвижение однофамильцев известных кандидатов от КПРФ. Однако при низкой явке на выборы приходят более политизированные, а значит, более грамотные избиратели, которых такая путаница совсем не обязательно собьет с толку.

Таким образом, заметные дополнительные возможности по мобилизации протестного электората в ходе этой кампании у оппозиции сохраняются лишь в отдельных микрорайонах, ранее отличавшихся социальными конфликтами.

При этом свою роль на пути к выборам мэра столицы нынешняя муниципальная кампания, конечно, может сыграть. Как правило, эксперты делают основной акцент на подготовку московских политиков к преодолению «муниципального фильтра» в 2018 году. Однако для потенциальных оппозиционных кандидатов в мэры вовлеченность в нынешнюю кампанию - еще и шанс оставаться летом в городской политической повестке (то есть войти в новый политический сезон с более выгодных позиций), а также укрепить связи с местными сообществами.

Нейжмаков Михаил - ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций 

Ссылка