у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77
 

Наши проекты

11.09.2017

Региональные комментарии: Региональные кампании 2017: практически везде выборы высоконкурентные

Павел Данилин 

Если мы говорим о конкурентности как о представительности партий различных кандидатов, то у нас практически везде выборы высоконкурентные, поскольку везде участвуют много кандидатов: на губернаторских выборах примерно по 5 кандидатов на место, всего участвует порядка 25 партий — это третья часть из всех зарегистрированных, что тоже вполне достойно. Если посмотреть на выборы в муниципалитетах, то здесь в целом конкурентность также достаточно высокая. Так что если говорить именно о конкурентности, то она на прилично высоком уровне. В России 2700 кандидатов претендовали на 309 мест в Заксобраниях, в административных центрах регионов 3475 человек боролись за 367 мандатов, то есть мы видим, что конкуренция 9-10 человек на место. Это очень высокий уровень конкурентности, но она не была в качестве какой-либо планки. Надо сказать, что конкурентность не ставилась в качестве мерила на данных выборах, то есть принцип «конкурентность, открытость, легитимность» в основном был ориентирован на последнюю сторону — легитимность, которая понималась через призму легальности.

На выборах была абсолютно традиционная явка. Если сравнивать с прошлыми выборами тех же регионов того же уровня, то в целом она такая же. В Пермском крае, в Свердловской области даже повыше, чем на прошлых губернаторских выборах. В принципе, у нас регионы имеют свои традиции голосования. Та же Свердловская область, Ярославская область всегда показывали не очень высокую явку в отличие, например, от Кемеровской области. Пермский край тоже был не очень высоким по явке. Поэтому там особо никаких прорывов никто и не ожидает. Вообще явка у нас традиционно отличается по регионам. Надо смотреть, какой она была на тех же самых выборах, того же самого уровня 4-5 лет назад. По этим параметрам явка сейчас примерно такая же или даже чуть выше, чем была 4-5 лет назад. Дальше мы смотрим на разницу в уровнях, понятно, что на губернаторские выборы ходят больше, чем на выборы в Заксобрание, а на выборы в Законодательное собрание ходят больше, чем на выборы в муниципалитетах. Тут опять же зависит от самого региона. В частности, в Ярославской области выборы в муниципалитеты стимулируют явку на выборы губернатора, а не наоборот. Если бы было наоборот, боюсь, что явка на выборах губернатора была бы чуть ниже.

По моему мнению, явка никакого отношения не имеет к оценке кампании, как легитимной.

Можно много говорить о легальности, много говорить о легитимности, но в нашей стране в настоящее время легитимно это то, что одобрено Путиным. Потому что тут он — высшее мерило и высший уровень легитимности. Все, что может быть в какой-то мере легальным, но не одобряемым президентом, уже теряет свою легитимность. Правда, президент старается никогда не подвергать гонениям легальные вещи, легальные процедуры. Но, тем не менее, в нашей стране главным критерием легитимности является президент Владимир Путин.

Каждая кампания чем-то уникальна. Мне, например, очень интересно было наблюдать за кампанией в Удмуртии, где избирают Заксобрание и параллельно избирают губернатора. Происходит это на фоне жесточайшего кризиса власти в регионе, когда один из двух предыдущих губернаторов только что умер, а второй проворовался и сидит в тюрьме, тоже как умирающий. Соответственно вся местная элита оказалась скомпрометирована этими событиями, связанными с двумя губернаторами. Здесь нужно будет прилагать серьезные усилия, в том числе, со стороны федерального центра, чтобы вернуть легитимность политическому процессу в регионе. Это довольно-таки интересная кампания.

Кампания Ярославской области проходит на фоне жесточайшего внутреннего кризиса, кризиса во взаимоотношениях с элитами, серьезной борьбе между различными группировками элит. Новое руководство серьезнейшим образом подвинуло те группировки, которые были «на коне» в течение всего срока губернаторства Ястребова и, кстати, я уверен, что это будет крайний подход. Тем не менее, в регионе медленно нарастает напряженность. На фоне бесперспективности того, что происходило при Ястребове, нынешние перспективы кажутся гораздо менее предпочтительными для элит. Поэтому ситуация непростая и выборы губернатора, накладываясь на выборы муниципалитета, там проходят под особым вниманием как оппозиции, так и вообще разных групп элит Ярославской области.

Роль «Единой России» управляющая и направляющая. Партия, безусловно, остается основной машиной электоральной мобилизации.

Насчет того, будет ли Кремль использовать технологии, образы и смыслы выборов-2017 в президентской кампании, я не думаю, что так будет, поскольку у президентской кампании совсем другой уровень. Президент внепартийный, надпартийный, общепартийный и здесь вопрос будет не идеологических и политических разногласий, а о выборе национального пути. Поэтому парламентская кампания, тем более кампания муниципального характера, в принципе, не котируется рядом с президентской.

Данилин Павел - генеральный директор Центра политического анализа